С
овременные мемуары
в моей квартире была симпатичная
студентка Первого медицинского
института по фамилии Кабардина.
Впоследствии она была врачом-
педиатром в больнице имени Фи-
латова, но в молодые годы погибла
от неудачных родов. Так вот, она
вскоре после моего знакомства с
ней вышла замуж за вернувшегося
из Лондона русского эмигранта, по-
видимому из партии социалистов-
революционеров. Она познакомила
меня с ним. Это был высокий, ху-
дощавый, рыжеватый, со щетинкой
усов и близорукими глазами, скры-
тыми всегда под очками, мужчина.
Нервный, раздражительный, но
очень волевой, с огромным самооб-
ладанием. Он был значительно стар-
ше своей молодой жены, но возраст
его было трудно определить.
Разговор его был всегда негром-
кий и часто переходил в какое-то
раздраженное бурчание, так что
иногда надо было внимательно
вслушаться в его речь, чтобы понять,
что он говорит. Звали его Владимир
Николаевич Кашин.
По прибытии в Петроград Вла-
димир Николаевич сразу же устро-
ился студентом одного из последних
курсов исторического факультета
университета. Видимо, ему ранее не
удалось завершить свое образова-
ние. Но его подготовка, а особенно
начитанность, были настолько осно-
вательны, солидны, разнообразны и
прочны, что он быстро сдал универ-
ситетский курс и написал какую-то
работу по русской истории, вскоре
напечатанную.
Он был всегда погружен в раз-
мышления. Встречаясь на улице со
знакомыми, он их не замечал. От
усиленных ночных занятий веки
его глаз всегда были воспалены. Но
если он на кого-нибудь смотрел, то
взгляд его был до крайности внима-
телен. Он пронизывал человека, ка-
залось, проникал до глубины души.
Всякое краснобайство Владимиру
Николаевичу было чуждо. Это был
человек дела, говорил всегда только
по существу, но не сухо и не казенно.
Речь его всегда была умна, конкрет-
на, отнюдь не трафаретна, а потому
всегда интересна.
Он умел поучать, не поучая.
Это редкий педагогический дар. О
своей жизни он никогда не расска-
зывал, но без слов было ясно, что она
была далеко не легка, своеобразна и
многому его научила. В разговорах
Иван Флорович Алексеев,
друг Смелова и участник
домашних семинаров.
1915 г.
со мной он нередко проявлял ин-
терес к семинарским настроениям
в период Первой мировой войны
и буржуазно-демократической ре-
волюции 1917 года. Расспрашивал
он меня и о семинарском препо-
давании.
В то время у меня еще сохра-
нялись семинарские сочинения.
Он ими очень заинтересовался,
попросил их дать ему, и они так у
него и пропали. Разумеется, он не
только учился, но и работал - во
многих местах читал лекции по рус-
ской истории. Вскоре после моего
знакомства с ним он посоветовал
мне демобилизоваться из Красной
армии, так как Гражданская война
уже закончилась (шел уже 1921 год),
и я, по его мнению, мог найти работу,
более соответствовавшую и моему
образованию, и моим склонностям,
хотя в этих склонностях я тогда
очень неясно разбирался.
О желании демобилизоваться я
сообщил моему начальству весной
1921 года. Меня перевели в Трудо-
вую армию трудармейцем, и в конце
мая или начале июня я был демо-
билизован. Владимир Николаевич
тотчас же предложил мне работу.
Может быть, моя демобилизация
как нельзя лучше устраивала его са-
мого. Он сразу же согласился взять
предлагаемое ему место заведую-
щего учебно-лекторским бюро (или
отдела) Дорпрофсожа Мурманской
железной дороги. Но для этого ему
требовался помощник, которому
он мог бы поручить всю текущую
работу, оставив за собой лишь общее
руководство, что освобождало бы
его от обязанности быть постоянно
на своем служебном посту.
Одной из характерных особен-
ностей того времени была масса
совместителей на разных службах.
Знающих, дельных, опытных людей
в то время даже в таком культурном
центре, как Петроград, не хватало.
Приходилось мириться со злом
совместительства и гастролерства.
Знатоки своего дела ценились очень
высоко. Так я нежданно-негаданно
стал помощником Владимира Ни-
колаевича по организации всей
учебно-лекторской работы на про-
тяжении всей Мурманской желез-
ной дороги.
Опыта у меня в этом никако-
го не было. Всему приходилось
учиться на деле. Но при таком моем
новом начальнике, каким был для
меня Владимир Николаевич, мне
не трудно было привыкать к руко-
водящей работе. Фактически я сразу
же превратился в добросовестного
исполнителя всех организационных
распоряжений Владимира Нико-
лаевича. А распоряжения его были
всегда до крайности конкретны,
понятны, просты и ясны. Надо было
только поспевать вовремя с их ис-
полнением и точно в срок сообщать
ему о результатах. Заменять же его
в роли помощника мне никогда не
приходилось. Да я бы этого сделать
и не сумел. Таких навыков тогда у
меня еще не было.
Помню, даже, когда мне, ввиду
болезни Владимира Николаевича,
надо было срочно представить полу-
годовой отчет о проделанной работе,
то я совершенно растерялся, не знал,
как к нему приступить. На помощь
мне тотчас же пришел мой началь-
ник. У себя на квартире, больной, он
продиктовал мне весь текст отчета,
попросив только в нужных местах
проставить числовые данные и
окончательно стилистически отре-
дактировать текст.
С большим энтузиазмом я вы-
полнил то поручение, старательно
переписал продиктованный мне
17
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 16 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 18 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст