С
овременные мемуары
доклада Евгеньева-Максимова о
Некрасове зал был переполнен.
Надо полагать, что такое внимание
со стороны железнодорожников
Мурманской железной дороги к
памяти великого русского поэта не
могло не порадовать докладчика, по-
тратившего много времени и сил на
изучение некрасовского наследия.
Как-то однажды Владимир
Николаевич назвал мне впервые
фамилию Кони, сказав при этом,
что этого неизвестного мне чело-
века надо пригласить постоянным
штатным лектором к нам в лектор-
ское бюро, если он, конечно, на то
любезно согласится.
.. По тону речи
Владимира Николаевича легко
было понять, что этим возлагалось
на меня очередное поручение пере-
говорить с новым лектором и что
это поручение не совсем обычное и,
вероятно, не легкое. Я с некоторым
простодушным удивлением спросил
своего начальника: «А кто такой,
этот Кони?»
- Как, вы не знаете, кто такой
Кони? - огорошил меня встречным
вопросом Владимир Николаевич.
Я молчал, несколько смущен-
ный каким-то неведомым мне моим
невежеством: видимо, ничего не
знать об этом человеке было почему-
то непозволительно в глазах Влади-
мира Николаевича. Но я все же не
видел никакой надобности скрывать
от Владимира Николаевича то, чего
я не знаю, и я прямодушно подтвер-
дил, что до сих пор мне никогда, ни
от кого не приходилось слышать
эту странную фамилию, более чем
лошадиную.
- Так вот, теперь, - сказал мне
строгий собеседник, - вы не только
будете знать эту фамилию, но и по-
знакомитесь с тем, кто ее носит.
И я впервые услышал от Влади-
мира Николаевича обстоятельный
рассказ о знаменитом юристе, ака-
демике, бывшем сенаторе и члене
Государственного совета в дорево-
люционный период, а в советский
период, то есть за последние три
года, профессоре Петроградского
университета по юридической науке
уголовного процесса. Я узнал также,
что Кони прославился не только как
крупнейший в России судебный,
государственный и общественный
деятель второй половины XIX и
начала ХХ века, а и как очень та-
лантливый мемуарист, оставивший
потомкам превосходно написанные
воспоминания о крупнейших рус-
ских писателях, с которыми он был
близок.
Без этих воспоминаний Кони
в истории русской литературы и
культуры XIX века много осталось
бы для нас невосполнимых про-
белов. Кони своим талантливым
пером воспроизвел яркие, живые,
выразительные, неповторимые по
художественной силе портреты
многих выдающихся людей своего
времени. Эти портреты и харак-
теристики отражали собственные
впечатления Кони от общения с
теми, кого он так искусно сумел
навсегда запечатлеть на страницах
своих воспоминаний.
Рассказал мне при этом Вла-
димир Николаевич и о громком
политическом деле 1878 года, когда
известная революционерка Вера
Засулич совершила выстрел в тог-
дашнего петербургского градона-
чальника Трепова. Суд над Засулич
происходил под председательством
Кони. Засулич была оправдана
судом присяжных заседателей, а
поплатился за это неожиданное для
тогдашней власти оправдание пред-
седатель суда Кони. Правящие кру-
ги объявили Кони подозрительным
судебным деятелем, и его служебная
карьера от этого пострадала.
Однако столь одаренная лич-
ность, как Анатолий Федорович
Кони, ни при каких неблагопри-
ятных обстоятельствах не могла
долго оставаться в тени. Он обладал
слишком сильным умом, привычкой
к яркой общественной деятельности
и несгибаемой энергией, чтобы его
можно было не замечать. Анатолию
Федоровичу было уже 77 лет, когда
я увидел его в первый раз, а так как
к той встрече, как было уже сказано,
я был, можно сказать, тщательно и
умело подготовлен, то впечатление
от нее у меня, естественно, было
очень сильное, яркое, глубокое, не-
забываемое.
Как старый интеллигент А. Ф. Ко-
ни отличался общим, присущим этой
породе людей, к сожалению, почти
исчезнувшей, ярким признаком:
исключительной аккуратностью в
отношении взятых на себя добро-
вольно обязательств. Щепетильная
честность никогда не покидала этих
людей. Маститый старик, удру-
ченный годами и недугами, всегда
находил и время и силы, чтобы за-
благовременно письменно предупре-
дить меня о невозможности прийти
прочесть назначенную лекцию. Его
записка, очень любезного содержа-
ния, никогда не писалась на каком
попало клочке бумажки (как, кстати
говоря, это часто делал впоследствии
проф. Е. В. Тарле).
Обычно извещение вкладыва-
лось в конвертик небольшого фор-
мата белого цвета, на котором стар-
ческой рукой, но очень ясно и четко
кроме имени, отчества и фамилии
адресата всегда приписывалось в
правом верхнем углу - «нужное»
или «спешное», но не «срочное», как
это иногда делается невдумчивыми
письмотворцами, не понявшими
различия между русскими словами
«срочный» и «спешный». Они име-
ют совершенно разный смысл.
Получая от Кони его предупре-
дительные уведомления, я никогда
не видел на конверте справа слова
«срочный». И это было поучитель-
но! Записки на самом деле были не
срочные, а именно «спешные». И
А. Ф. Кони не только сам это пре-
красно понимал (еще бы!), но учил
всегда своим вдумчивым примером
людей, с которыми даже случайно
вступал в общение, бережному,
уважительному отношению, гра-
мотному подходу к каждому слову
родного языка. Это было истинно
интеллигентское, умное, благо-
родное отношение к силе и красоте
великого, могучего, правдивого и
свободного русского языка.
В июле 1921 года по всей России
пронеслось первое страшное известие
о голоде в Поволжье. Узнали о нем и
петроградцы. Началась организация
помощи. Рабоче-крестьянское пра-
вительство приняло все меры, чтобы
смягчить страшное несчастье. Для
закупки хлеба за границей нужны
были средства. Бумажные деньги
не были для этого пригодны. Требо-
валось золото и серебро. У многих
петроградцев оно было. Надо было
сделать эти драгоценности достояни-
ем государства.
С этой целью по городу широко
проводились благотворительные
мероприятия. Между прочим, часто
организовывались лекции и до-
клады для сбора средств в помощь
голодающим. Особенно среди до-
кладчиков выделялся тогда талант-
ливый священник, горячий сторон-
ник церковной реформы, Александр
Введенский (впоследствии - глава
так называемой «живой церкви»)8.
19
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 18 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 20 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст