С
овременные мемуары
и выносили в морг на мороз. А у кого
были при себе документы, изымали
их для регистрации и учета. Мы
решили поискать отца в морге.
«Морг» - это слишком громко ска-
зано! Это всего лишь сарай без стен
(стены, видимо, пошли в буржуйку),
где трупы, одетые и раздетые, были
плотно «брикетированы». Обошли
мы кругом сарай и, конечно, отца не
нашли. Ну, а если бы мы и обнару-
жили отца, то не смогли бы извлечь
его из морга.
Тем временем, на нашей старой
квартире решили, что семья полно-
стью вымерла. Шкафы были взло-
мали, лучшие вещи, белье и одежду
разворовали (взамен ее положили
грязные тряпки) и, завязав шкафы
веревками, в акте указали «шка-
фы с тряпками», украли дубовые
стулья, подменили раздвижной
стол старым и простым, украли
картину, даже новую гитару под-
менили старой и без струн. Свезли
все, что не нужно никому, на склад
и записали на фамилию никогда
не проживавшего там человека. А
нашу комнату заселили, если верить
слухам, трофейщиком, демобили-
зованным по ранению. Остатки на-
ших вещей нам пришлось получать
со склада по подтверждению трех
соседей-свидетелей, а два наших
стула оказались в жилой конторе.
Хорошо, что отец краской написал
под сидениями свои инициалы, и мы
легко доказали, что это наши. Вот
так, не покидая города, мы лиши-
лись близких, жилья и практически
всего имущества. Для убитых горем,
истощенных и обессиленных людей
наш переход не был легким. На
подходе к дому я лег на снег (хотел
умереть), и сестра волоком тащила
меня почти целую остановку.
.. Я
слег надолго, но уже дома. Диплом
об окончании ЛПИ моим отцом
05.12.1930 и семь других реликвий
переданы в музей ЛПИ по акту
№ 13/92 от 20.04.1992.
Ну, а где же были музы?
Давно принято считать, что
«музы не молчали». Вот что мне об
этом известно. Деятели искусства
в полной мере разделили с нами
трагическую судьбу города. Они
тоже голодали, но не сдавались и
поддерживали боевой дух тем, кто
непосредственно трудился на по-
беду. Известно, что один раз Н. К.
Черкасов доставил самолетом в Ле-
нинград для голодающих деятелей
искусств ценные продукты и даже
лично участвовал в распределении,
но то была лишь «капля в море».
Расскажу только о тех, кого лично
видел и слышал в период блокады
и сразу же после войны.
В самое трудное для города
время я был в кинотеатре «Моло-
дежный» на юбилейной встрече с на-
родным артистом СССР Гардиным,
который в блокаду жил в доме напро-
тив Таврического сада. В кинозале
погас свет. На экране - эпизод из
фильма «Иудушка Гоголев». Иудуш-
ка (Гардин) слушал, как ему играла
на гитаре одна молодая и красивая
особа. Затем зажегся свет, на сцене
был Гардин, а на гитаре, как в кино,
ему играла его молодая жена. Потом
была воздушная тревога, и поскольку
в зале было зрителей немного, то нас
перевели в подвал - в «бомбоубежи-
ще». После отбоя воздушной тревоги
встреча продолжилась и прошла с
большим успехом.
А вот мои родители, разыскивая
папиных родственников (по пути на
Троицкое поле), на ул. Рубинштейна
неожиданно натолкнулись на из-
вестную в то время артистку —
боль-
шого мастера юмора и сатиры, песни
и куплета, Александру Степановну
Егорову. Ее конферанс всегда был
на бис! Она вышла на стук в дверь
очень худая, нечесаная и в старень-
ком закопченном халате. Говорят,
что ей помогали выжить военные
летчики. Дожила ли она до победы?
А ведь была она в то время не менее
знаменитой, чем Петр Муравский.
Петра Муравского с его необычайно
длинным носом я имел удоволь-
ствие видеть в ДК МВД. Недавно
его в связи с юбилеем вспоминали
по радио, но ничего не было сказано
о его способности к импровизации.
Он ведь, как правило, отвечал очень
остроумно, видимо, экспромтом, на
реплики из зала. Он любил и умел
это делать. Я, конечно, не знаю,
были ли эти реплики случайными
или они были предусмотрены про-
граммой концерта, но это было
здорово! Последний раз я видел его
в 1958 году, в Летнем театре Сестро-
рецкого парка «Дубки». Он был как
всегда элегантен, остроумен, играл
на гитаре. Шутил по поводу модной
в то время дамской шляпки в виде
«ведерка». Он говорил и изображал
руками фасон этой шляпки: «Где
думать, там поуже, а где не думать,
там пошире».
В блокаду слушал я в филар-
монии в концертном исполнении
оперу Бизе «Кармен». Артисты
выступали в гриме, в костюмах, но
без декораций. Основные партии
исполняли: Вельтер (Кармен) и
Сороченский (или Сороченцев -
Хозе). В промороженном зале было
холодно. Народу было немного. В
паузах зрители шуршали бумаж-
ками и хрустели сухарями, а может
быть, дурандой. Но было здорово.
Пели великолепно! Весной 1942
года наиболее активные шефы над
военным госпиталем из нашей шко-
лы были приглашены на концерт
для выздоравливающих воинов в
актовый зал ЛТА. В это время по-
сле ранения там лежал герой Со-
ветского Союза летчик-истребитель
В. Н. Харитонов. Я тоже присут-
ствовал на концерте. Выступал
известный в то время народный
артист, певец Иван Нечаев. Он ис-
полнял не только арии из опер, но и
пел русские народные песни, пел и
по просьбе раненных. Ему вручили
несколько маленьких свертков,
видимо, с едой, после чего он низко
раскланивался перед людьми, про-
лившими кровь за Родину.
В конце войны
мне посчаст-
ливилось побывать на премьере
спектакля Театра музыкальной ко-
медии «Раскинулось море широко»,
поставленном по инициативе и при
непосредственном участии Всеволо-
да Вишневского (спектакль шел на
сцене Пушкинского театра, потому
что в зрительный зал Театра музко-
медии попала бомба)! В ДК связи
я был на концерте джаз-оркестра
под управлением Николая Минха
(долговязого и очень обаятельного
дирижера). Слушал с упоением Зою
Рождественскую (ее «И были три
свидетеля.») и Ольгу Нестерову
(с ее знаменитой «Жду от тебя хоть
слова.»), а также любимца женщин,
красавца и кокетку Юрия Хочин-
ского (с его «Выходила Клавочка
посидеть на лавочке.»). Жаль, что
жизнь его оборвалась так рано, в
расцвете творческих сил.
Помню, как после войны из-за
границы в СССР вернулся любимец
старшего поколения Александр
Вертинский. Мне довелось
слу-
шать его дважды: в Летнем театре
Ораниенбаума и в театре Музкоме-
дии. Манера его исполнения была
необычной: например, когда он пел
«Я маленькая балерина.», то его
2 5
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 24 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 26 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст