С
овременные мемуары
повалил меня с ног и сел на меня
верхом. После того похода я слег
надолго и лишился начисто памяти.
Когда ко мне вернулась память, я
так и не смог вспомнить более ме-
сяца своей жизни.
.. Не скрою, что
и после службы на флоте (в 1951
году) у меня был психический срыв,
истолкованный врачами как послед-
ствие блокады. Меня много кололи,
и два года я находился на учете в
калининском психиатрическом дис-
пансере (Свердловская наб., 40, дача
Безбородко).
Блокада даже на лице блокад-
ника оставляет свой неизгладимый
след. Блокадника даже через 50 лет
ни с кем не перепутаешь.
МОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ
ИЗ МЕРТВЫХ
Как в первые дни советской
власти, когда в Петрограде был
голод, так и годы войны, жили все
далеко не одинаково. Вот, к при-
меру, у бабушки Надежды Карловны
в блокадном Ленинграде жили две
двоюродные сестры —
тетя Марта
и тетя Эмма. Первая из них была
красавицей, блистала при дворе и
удачно вышла замуж за известного
адвоката Петра Степановича Мар-
тынова. У них был приемный сын
Сережа, который в офицерском
звании служил в РККА. Прожива-
ли они на Кирочной улице возле
новой школы. Другая тетушка была
классной портнихой, шила богатую
одежду для придворной знати.
Проживала она на ул. Некрасова. В
блокаду, по пути на Троицкое поле,
побывали у тети Марты мои родите-
ли. И предложенным им угощением
остались довольны! Их, несмотря на
трудное и голодное время, напоили
настоящим чаем, да еще с сахаром и
хлеб, отрезали аж от целой буханки!
Да и после войны тетя Марта ни в
чем себе не отказывала (а ведь в
1947 году в городе вновь наступило
голодное время). В 1960-е годы
тетя Марта лакомилась маринован-
ными миногами из Елисеевского
гастронома.
На случай своей не-
предвиденной смерти она показала
тете Лиде (папиной сестре) свой
тайник в столе, где хранились ее
драгоценности. Несколько позднее
она, видимо, крепко повздорила с
тетей Лидой и уехала к родствен-
никам мужа в Новосибирск, где
вскоре умерла. А у тети Эммы мне
посчастливилось побывать в ее
коммунальной квартире только
раз. Эта высококлассная портниха,
несмотря на свой преклонный воз-
раст, была вся в работе. Она шила
на дому на заказ уже для советской
знати из Смольного и Большого
дома. Они, оказывается, в трудное,
голодное время, нуждались в мод-
ных нарядах! У нее, не считая денег,
было все: хлеб, масло, мясо, сахар и
шоколад. Она встретила меня очень
радушно и гостеприимно. Сокруша-
лась о безвременной кончине моего
отца. Угощала от пуза! Я никогда
за всю войну так много и вкусно
не ел. В дорогу она мне дала много
ценных продуктов. Но когда уже по
«протоптанной дороге», я заявился
вновь, то соседи тети Эммы меня
даже на порог не пустили! Они ка-
тегорически заявили мне, что тетя
Эмма скоропостижно скончалась, и
чтобы я по этому адресу больше не
являлся. А так ли это было на самом
деле, и когда в действительности
умерла тетя Эмма, об этом мне не
известно.
То, что всякое начальство себя
не обижало даже в блокаду, мне из-
вестно еще по одному эпизоду. В 1943
году, когда я уже работал на седь-
мом хлебозаводе по спецзаказу для
Смольного, из лучшей белой муки на
масле и сахаре было изготовлено два
ящика сдобного печенья. Так вот к
этим ящикам нас охрана даже близко
не подпустила (тех самых, кто кру-
глосуточно выпекал блокадный хлеб
с мелассой и прочими несъедобными
добавками).
Война унесла слишком много
жизней.
Только наш город за 900
дней блокады положил на алтарь
Отечества полтора миллиона жиз-
ней людей, его защищавших. И
было бы к месту упрекнуть господ-
товарищей, что они пышно празднуя
победу в Смольном, занимаясь не в
меру самовосхвалением своих соб-
ственных заслуг, почему-то забыли
встать и почтить память погибших
минутой молчания! Память тех
самых безвременно ушедших из
жизни защитников города, кото-
рым они и обязаны этой Великой
Победой. Может быть, поэтому к
надуманному в верхах разгрому
чиновничества («Ленинградское
дело») народ также в какой-то
степени отнесся равнодушно, без
особого сочувствия. Хотя ведь при
этом пострадало много невинных
людей (например, только за то, что
был в хороших отношениях, или
был шофером при начальстве).
Поэтому, когда я рассказываю о
своих собственных мытарствах в
блокадном городе, я говорю о судь-
бах многих подростков, о судьбе
целого поколения.
После первого краткосрочного
пребывания в стационаре (Лесной
пр., д. 37), где меня не излечили
от дистрофии, а, подкормив, про-
сто «поставили на ноги», я вскоре
угодил в больницу Турнера (на Лах-
тинской ул. на Петроградской сто-
роне). Я уже был обречен на верную
смерть, так как не только не ходил,
но уже и не стоял на ногах (даже при
больничном регулярном питании).
Но однажды обход больницы делал
светило медицины профессор Гро-
тель. Он, видимо, в городе большую
должность занимал, если его сопро-
вождала большая свита медиков во
главе с главным врачом больницы.
Больных представляли по очереди.
В палате находились подростки.
В соседней смежной комнате от
водянки умирала женщина. Когда
она умерла, то из-под ее двери вы-
текала какая-то жидкость. Так вот,
когда комиссия врачей поравнялась
в моей кроватью, то главврач (жен-
щина средних лет), махнув рукой,
сказала профессору Гротелю, что
тут уже ничего нельзя сделать.
Но профессор вдруг остановился
около меня и попросил, чтобы меня
подняли и поддержали под руки.
После осмотра он заключил с глав-
врачом (при всех) пари, что сделает
из меня «молодца».
И он выиграл
это пари, а я воскрес из мертвых!
Правда, благодаря тому пари меня
держали в больнице дольше других
и кормили лучше других за счет
иностранной благотворительной по-
мощи, которую я получал регулярно
в дополнение к общему рациону.
Именно там я впервые попробовал
глюкозу, жевательные резинки и
пряники из «фондов» международ-
ного Красного Креста. Там я заново
учился ходить по одному часу в день
вокруг овального стола. Но когда
меня выписали из больницы, я не
смог сесть в трамвай (которые уже
пошли), так как не мог поднять ноги
(чтобы поставить их поочередно
на ступеньку подножки трамвая).
Дома я никого не нашел (думал, что
вымерли). А на самом деле мама так
же как и я кочевала по больницам,
а сестра находилась круглосуточно
2 7
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 26 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 28 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст