в детском саду МВД (я же не знал,
что она работает). После непродол-
жительных скитаний и мытарств
я досрочно проел свои карточки
(продал маклакам). Бродяжничал,
а случалось, и воровал. Был не раз
бит до полусмерти, но выжил. Но
чаще меня били не за дело (про-
сто по подозрению). Например, от
голода в магазине (который был на-
против имения Ланских) из колоды
для рубки мяса (которая стояла за
прилавком) я начал выскабливать
редкие волокна застрявшего мяса,
и стал тут же класть их в рот. Так
вот, два здоровых мужика схватили
меня за шиворот, затащили к себе и,
жестоко избив до крови, выбросили
меня (через служебный выход) пря-
мо в сугроб, где я отлеживался более
2 часов. Бродяжничая, я перебрался
на Петроградскую сторону. Там я
был задержан, но был доставлен
не в милицию, а в Петроградский
РОНО (который был расположен
над рыбным магазином на Боль-
шом проспекте). Оттуда я попал в
распределитель на Песочную наб.,
д. 22 (ныне там отделение мили-
ции). В том особнячке беспри-
зорники были на карантине. Там
было тепло и уютно. Очень хорошо
кормили, много было игр, книг. Нас
изучали и проверяли. Выявляли тех,
кто был в розыске. Но счастье было
недолгим, так как после карантина
я попал в детский дом на Песочной
наб., д. 25 (на этом месте теперь на-
ходится Дворец Молодежи).
Только теперь я понимаю,
что подобные «пересылочные»
детдома создавались второпях, в
дополнение к штатным детдомам
города (которые функционировали
еще в довоенное время), так как уж
слишком много детей лишились
родителей в блокадном городе. И,
конечно,
были укомплектованы
случайными людьми, а не профес-
сиональными преподавателями и
овременные мемуары
воспитателями. Беспризорников
просто необходимо было собрать в
кучу и срочно вывести на Большую
землю. В том детдоме я встретил
1943-й Новый год. Жили мы в ту
пору на втором этаже, а на первом
лежали под замком детдомовские
дистрофики (те, кто уже не мог
ходить). И оттуда шло их распре-
деление по больницам города. На
первый этаж попасть было даже
очень легко.
.. Так как наш детдом
чем-то напоминал воровскую мали-
ну, где главенствовало право силь-
ного. Когда нас кормили, то пайки
шли на «хапок».
.. И кто-то (кто
слабее) систематически оставался
без хлеба, а кто-то проигрывал еду
в карты, или во что-нибудь еще.
Раз не поел, два раза не поел, и ты
уже на первом этаже. Даже счастье
погреться у печки определялось
правом сильного. Хороводил всем
здоровенный сын завхоза, а ему
помогали господствовать над все-
ми остальными и терроризировать
слабых несколько здоровых под-
ростков старшего возраста. Они по-
стоянно греясь у печки, допускали
нас к ней поочередно за охапку хво-
роста на время, пока горел хворост.
Так что в детдоме было холодно. И
когда укладывались спать с головой
под одеяло, то давалась команда:
«Заводи моторы!». И все дружно
начинали лязгать зубами, создавая
звук, похожий на шум авиацион-
ных моторов. Я не думаю, что это
как-то помогало, чтобы согреться
и уснуть. А утром нас поднимал за-
вхоз затрещинами, гнал на завтрак,
а оттуда в школу. В «школу слепых»
(слепые были эвакуированы). Но
большинство из нас в школу не
ходили, а рыскали по базаром, на-
вещали родительские квартиры
(чтобы что-нибудь украсть у со-
седей), или ходили в баню (чтобы
согреться). Я предпочитал баню
на р. Карповке, там и отсиживался
в тепле до тех пор, пока не отощал
настолько, что попал на первый
этаж детдома. Под замком завхоза
было спокойнее, так как уже никто
не мог отобрать мою еду.
Напротив меня лежал мальчик
с болезнью Дауна, который уже
плохо соображал, но зато очень
тщательно вылизывал тарелку с
использованием солнечного зайчи-
ка (которого он лихо ловил на дне
тарелки). Из этого детдомовского
лазарета я вновь попал в больницу
Турнера. В ту пору детдом готовился
к эвакуации. Я не хотел уезжать из
Ленинграда и поэтому (после пре-
бывания в больнице) в детдом я уже
не вернулся! К тому времени я уже
знал, что моя мама жива. Она, когда
ей удавалось что-нибудь обменять
на хлеб приносила мне крохотный
кусочек хлеба, проделав путь дли-
ной от завода «Светлана» через
Новую деревню до Петроградской
стороны. Я же (чтобы не отняли)
ломал этот кусочек еще на более
мелкие крошки и распихивал их по
своим многочисленным карманам.
Во время моего пребывания на
втором этаже детдома я систематиче-
ски подвергался издевательствам со
стороны сына завхоза. Но однажды
он довел меня до такого состояния,
что я обезумел и бросился на него
со сломанным столовым ножом.
Он не на шутку испугался, но убе-
жать не успел! Я загнал его в угол.
Чтобы как-то защититься от меня,
он замотался в ватное одеяло. И я
его бил, пока не обессилил. Он был
весь в синяках, а я три дня прятался
от его отца. После того меня как-то
зауважали. Но это не спасло меня
от первого этажа со всеми вытекаю-
щими последствиями. Липовые вос-
питатели отбывали формально свой
номер, и даже появлялись в детдоме
в основном для составления отче-
тов, которые строчили под замком
в своих кабинетах.
2 8
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 27 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст