С
овременные мемуары
ных обносков, которые, кстати,
сдали на хранение в баталерку, мы
ахнули! Особенно деревенские и
иногородние. Каждому - полное
морское обмундирование! Нижнее
исподнее, включая гордость флота -
полосатую тельняшку, черные штаны
морского покроя с клапаном вместо
привычной прорехи с пуговицами,
форменка с гюйсом - синим платком-
воротом с белыми полосами, роба -
рабочие штаны и форменка, ремень
с морской бляхой, а на ней якорь,
две пары ботинок - парадные и
рабочие, черные шинель, бушлат
и фуражка, как оказалось, предмет
особого отличия нашего училища,
единственного в Ленинграде, не
носившего матросские бескозырки
(без романтики, зато солидно.
..),
набор нашивок и даже два носо-
вых платка. Это богатство тащили
в кубрики в несколько приемов.
Все добротное, новое, суконное.
Одна беда: все большое, широкое,
длинное. Особенно для меня и мне
подобных недомерков, которых
оказалось не так и мало среди по-
слевоенных ребят. Началась бурная
суета с подгонкой и перешивкой
всех вещей. Кажется, работала даже
швейная мастерская при училище,
но действовавшая по правилам:
никаких клешей или «дудочек»,
никаких приталенных бушлатов
и шинелей. Многие по подсказке
старшекурсников обращались в
городские мастерские, рискуя на-
казанием за нарушение формы
одежды. Сложнее было с обувью.
Моего, 38-го, размера просто не
было. Обошелся 39-м. За пару дней
до учебы сводили строем в бли-
жайшую баню, откуда мы вышли
неузнаваемыми. Распределили по
группам, взводам и ротам. Я оказал-
ся в группе «О-106», что означало
«океанология, 1-й курс, 6-я группа».
Эта же группа составляла взвод, а
рота, в которую входило несколько
групп-взводов, оказалась за но-
мером «3». Взводными назначали
бывших фронтовиков. Они были
на 3-5 лет старше нас, но это были
совсем другие люди.
И еще одно событие, не менее
значимое, предшествовало учебе.
Начали кормить! Трижды в день!
И довольно обильно, и очень даже
неплохо, с компотом, а иногда и с
пирожками.
Наступило 1 сентября 1948
года. Началось учение в Высшем
арктическом морском училище. Все
было не только торжественно, но и
строго. Все строем, все по команде.
Это не очень радовало. Сначала
построение во дворе училища на
Заневском, 5, потом выступление
начальника училища в большой
аудитории. Было сказано немало,
но запомнилось одно: «Каленым же-
лезом будем выжигать нарушения
дисциплины!». Даже вздрогнул, и
не я один. Потом развели по аудито-
риям, но занятиям предшествовало
трагическое объявление: умер один
из руководителей ВКП(б) и госу-
дарства - товарищ Ж данов. Но
жизнь не остановилась, и пошли
курсантские будни.
В 7 утра подъем. Взводный Во-
лодя Иваненков, бывший флотский
старшина-балтиец, впоследствии
доктор географических наук, тонко
и громко кричал «Орелики! Всем
подъем!». Сначала было даже ин-
тересно - «как на флоте!», но очень
скоро это опротивело до невоз-
можности, ухитрялись «добирать,
покемарить» еще минут 20. Потом
зарядка в трусах, тельняшках, тя-
желых ботинках во дворе, иногда на
Заневском. Но и здесь неблагодар-
ные курсанты, рискуя нарядами вне
очереди, убегали на верхние этажи,
скрывались в гальюнах, всякими
хитростями избегали заботу о сво-
ем физическом развитии. Заправка
постелей, оправка, умывание, оде-
вание, уборка помещений, пере-
дача дежурств дневальным - эти
детали распорядка преодолевались
легче. Но иногда и они приводили
к неприятностям, особенно для
первокурсников-«салаг». Много за-
висело от дежурного офицера. Мне
доставалось из-за медлительности,
но по мелочам. Около 9 заканчи-
вали приятное дело - завтрак, и
строем в учебный корпус получать
знания. В 15.00 - обед, шумный,
веселый, но под надзором старшин
и дежурного офицера. С 17.00 и до
ужина - самоподготовка: сплошная
трепотня, по-морскому - травля;
подготовкой заданий занимались
единицы. После ужина опять при-
ятное безделье, скука, вечерняя
прогулка строем с песней: «Бес-
козырка, ты подруга моя боевая»
и т. д. В 22.00 - отбой, но обычно
не до сна.
На первом курсе долго,
до октябрьских праздников, не от-
пускали в увольнение. Начались
«самоволки» со всякими приклю-
чениями, нарядами вне очереди,
угрозами отчисления.
Учеба
интересовала
по-
настоящему, пожалуй, весь первый
курс. Сразу почувствовали уровень
преподавания. Физика - профессор
Маньков, интеллигентного, старо-
модного вида, хотя и не старый, чи-
тал доходчиво, наглядно, интересно:
«Броуновское движение, подобно
толчее на трамвайных остановках;
ах, я запамятовал, что вас не пускают
в город.». Метеорология - профес-
сор Кедроливанский, добродушный
толстяк, автор толстого учебника
по метеоприборам (меня не при-
влекало, но читал замечательно).
Химия - доцент Вульфсон, легко
играл таблицей Менделеева, как
не вспомнить школьного химика.
Практическая математика, не так
уж и сложно, если вникнуть, а не
болтать: старший преподаватель, ба-
лагур Сякин: «Вот пошли времена:
здоровущие парни сидят в теплых
классах, а юные девушки красят
стены на улице., и прекратите под-
глядывать в окно, лучше займитесь
анализом бесконечно малых». Осно-
вы марксизма-ленинизма - доцент
Ходырев, спокойный, убедитель-
ный, открывший немало деталей в,
казалось бы, предельно ясном пред-
мете, призывавший к вопросам, « .
но что-то курсант пошел нелюбоз-
нательный». Океанология - доцент
Иван Сергеевич Никитин, красавец-
мужчина, рассказывал больше не о
морях, а о происшествиях на морях,
почти всегда почему-то с участием
женщин (не сразу узнали его про-
звище «Иван-Царевич».). Геогра-
фия - доцент Герасименко: «Вы на
Севере не бывали? Нет? А какого,
полагаете, роста северный олень?».
Очаровательная молоденькая «ан-
гличанка» Ревекка Иосифовна:
«Комрад Пастухов, переведите, по-
жалуйста, только не путайте: импо-
тент, что значит важный, ударение
на по; комрад Лифшиц, повторите
правильно., нет, краснея, опять не
так». Военно-морское дело - огром-
ный подполковник-артиллерист:
«Один выстрел главного калибра
стоит почти 1000 рублей. Кур-
сант с места: “Сколько же это
батонов?” - На дурацкие вопросы
не отвечаю.». Судовождение -
заслуженный полярный капитан
Николаев (этой романтичной про-
фессии нас, гидрометеорологов-
«ветродуев», учили недолго и не
3 1
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 30 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 32 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст