С
овременные мемуары
все было бы так просто.
.. Общение
с второкурсниками при подготовке
базы к практике оказалось для меня
весьма полезным. С некоторыми
сдружился надолго. Не понятно,
как сложилось, что большинство
из них после окончания училища
были направлены не в Арктику, а в
Арктический институт и в Москву в
академический институт океаноло-
гии. Просто способные люди нужны
везде. С моим курсом получилось
уже по-другому.
Практика - просто сказка. До-
езжали по железной дороге до При-
морска (тогда еще Койвисто), отту-
да на катере на училищную базу, на
остров. Сосновый лес, уйма черники
и грибов, финские скалистые шхеры,
песчаные пляжи, чистейшая вода.
Ловим рыбу, в том числе редкую:
угря, миногу. Теперь такой рыбы во
всей Балтике не сыщешь. Спим в
палатках, режим довольно вольный.
Изучаем практическую метеороло-
гию, производим топографические
съемки местности, выполняем ги-
дрологические работы со шлюпок.
Ходили под парусом и на веслах в
Выборг. За какую-нибудь неделю
делаемся черными. Одна беда - ко-
мары, особенно в пасмурную погоду.
На острове - явные следы войны:
колючая проволока, развороченные
финские доты, несколько разбитых
небольших пушек, кучи пороха,
стреляные гильзы. Все это - забава
для курсантов, повод к романтике.
При всякой возможности лезем
в воду. Но у меня с плаванием не
очень, далеко не заплываю.
После практики и зачетов - от-
пуск. Тихий яблочный Новогрудок,
сбор одноклассников, почти все сту-
денты, по городу и в школу - в мор-
ской форме, учителя удивляются,
хвалят. Одним словом - сплошной
праздник. Мама рада. Быстро летит
время и снова - Ленинград.
На втором курсе (осень 1949
года - весна 1950 года) уже почти
ничему не удивляемся, полувоен-
ный режим все больше тяготит, а
меня - тем более: с 4-5-го курсов
исчезают несколько человек. Гово-
рят, за скрытие анкетных данных,
причем с какими-то волчьими биле-
тами без права продолжать высшее
образование. Это страшновато. Да и
вообще что-то происходит. Исчезает
профессор Маньков, на какое-то
время исчезают несколько препода-
вателей, но возвращаются. Лекции
по марксизму-ленинизму читает
не Ходырев, а другой, и читает по-
другому: скучнее, но громче. У тети
Ривы бывал редко, а когда навестил,
вижу грустных обитателей кварти-
ры: Алексей Александрович уволен
из мореходки, перешел на какой-то
завод экономистом. В училище не
читаем газет, они где-то в красном
уголке. А, если и читаем, то больше
про страны народной демократии,
там кого-то разоблачают, судят. От-
куда нам знать, что во всю раскручи-
вается «Ленинградское дело».
Некоторое разнообразие про-
изошло со мной в начале второ-
го курса: определился со своими
спортивными занятиями. Никто
не заставлял, уже можно было ни-
чем специально не заниматься. Но
почти весь народ распределился по
секциям - все же какая-то польза
и провождение времени. Решил
пойти в секцию бокса. Тем более,
что это позволяло два раза в неде-
лю с четырех до шести-семи вечера
отлучаться из училища. Оказался
в наилегчайшем весе (48—50 кг).
Тренер Крутов, чемпион страны
1944 года, отметив победу, попал
под трамвай и лишился ноги ниже
колена. Забавно было смотреть, как
он скакал на тренировках, как, на-
дев тренерские лапы, передвигался
по рингу. У меня чаще всего не
находилось спарринг-партнеров, и
он ставил меня со средневесами.
Мне доставалось, разумеется, но
когда приходили недомерки из
ремесленного училища, я вроде
бы справлялся. Крутов наставлял:
«Чего ты ждешь удара? Почему не
бьешь первым? У тебя же пушеч-
ный удар! Ты теленка можешь с ног
сбить! А ты ждешь, ты по природе не
боец. И будут тебя бить, если не по-
лезешь первым. Будь хулиганом.».
Мне в общем нравилось, особенно
когда заканчивались тренировки.
Я прозанимался три года, выступал
на городских соревнованиях нович-
ков, до третьего разряда не дотянул
одной победы.
После окончания второго курса
нервы у меня не выдержали, и я, ни
с кем не посоветовавшись (да и не
с кем.), написал донос на самого
себя: скрыл правду об отце. За не-
сколько дней до отъезда «на остров»
отнес страничку в первый отдел.
Ну, думаю, будет скандал! Начнут
меня вызывать, воспитывать, по-
зорно отчислять. Но ничего не
произошло. Особист, так, кажется,
его называли, быстро прочел мои
несколько строчек и тихо спросил:
«Экзамены сдал? Ну и хорошо.
Поезжай на практику.». Сколько я
потом встречал особистов, - все они
говорили тихо, вежливо, немножко
вкрадчиво. Я даже чуть расстро-
ился: может, никакой перемены
со мной и не будет? А я уже хотел
перемены, не задумываясь, что
меня ждет. На практике - никакого
желания учиться, перемены все же
предчувствовал. И они наступили.
Кто-то приехал из училища и со-
общил: «Там в строевой части на
тебя приказ заготовлен: отчислить
за скрытие анкетных данных». Ну,
вот и дождался.
И вдруг на остров прибыл на-
чальник училища, он же известный
ученый-океанолог, Игорь Вла-
диславович Максимов. Я, да и все
младшекурсники, ни разу его в глаза
не видели, до «Теории морских при-
ливов», которую он читал старшим
курсам, мы еще не доросли, а на офи-
циальных мероприятиях он как-то
не появлялся. В общем, фигура не-
досягаемая. Худощавый подтянутый
человек с лысиной во всю голову,
сын выдающегося ученого-слависта
Максимова. Пребывал он на острове
несколько дней, знакомился с нашей
практикой, проводил совещания
с преподавателями, снисходил до
разговоров со встречными кур-
сантами, а на 3-4-й день к вечеру
через дневального вызвал меня к
себе в преподавательский домик.
Остались мы наедине, и вел он
со мной 2-3-часовую спокойную
беседу: «Вы что это задумали? Что
делать будете? Надеетесь перейти в
железнодорожный институт? Или
в институт механизации сельского
хозяйства? В политехнический?
В институт связи Бонч-Бруевича?
Наивный юноша! Да там секретно-
сти больше, чем у нас! А какая там
сложная математика! А где сейчас
отец? В Енисейске? Да-а, старин-
ный сибирский город, традиционное
место ссылки. Да-а. Мой вам со-
вет, товарищ курсант: переходите
на географию в университет или
в педагогический, если надеетесь
получить высшее образование.
Решайте, думайте. А пока решаете,
возвращайтесь в Ленинград и оста-
вайтесь в училище. Я приостановил
приказ о вашем отчислении.». Че-
рез день-два, заметив меня, отозвал
3 3
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 32 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 34 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст