С
овременные мемуары
46
Курсы вязания.
1949 г.
Скоро первые варежки
будут готовы
дарных меншиковских садов. Пре-
лестная женская фигура, присевшая
на мраморную скалу с выступом, на
который был накинут мраморный
же венок. Эта красота стояла в цен-
тре большой клумбы, окруженной
садовыми скамьями с изогнутыми
спинками. В летнюю пору по вечерам
на них любили посидеть женщины,
выкроив часок для разговоров, в ру-
ках их, поблескивая, мелькали спицы.
Одежду в магазинах тогда покупали
нечасто, носили сшитое-перешитое-
связанное своими руками. Многие
научились этому искусству на соз-
данных при клубе училища курсах
кройки, шитья и вязания.
Говоря о территориях вокруг
нашего дома, не могу не упомянуть
один факт, вернее артефакт, теперь
кажущийся нереальным. К северу
от территории училища, сразу за
дровяными сараями, находился
довольно большой, огороженный
высоким забором с колючей про-
волокой наверху участок земли, на
котором стояли две вышки. Не знаю,
кому принадлежал тот участок - то
ли находившемуся совсем рядом
ГОИ (Государственному Оптиче-
скому институту), то ли еще кому-
то. Фотография, сделанная в те
годы, хорошо передает атмосферу
этого странного места, которому В.
Бузинов в своей книге дал точное
определение - «нежиль». Зимни-
ми вечерами из наших окон была
Мама в платье, связанном
своими руками.
1950 г.
отчетливо видна, на фоне белого
снега, одинокая фигурка часового с
винтовкой, размеренно ходившего
вдоль «нашей стороны» ограждения,
где находились гаражи с техникой и
склад горючих материалов. Так вот,
недалеко от той загадочной зоны
некоторое время после войны
прямо на земле лежал не то полу-
разбитый, не то полуразобранный
настоящий самолет. Для девочек, в
отличие от мальчишек, он не пред-
ставлял особого интереса, поэтому
не знаю, откуда он там появился и
куда потом делся. Но помню, что
в нашем доме время от времени
возникали куски толстой мятой
фольги и какие-то как бы пропи-
танные маслом ленты из тончай-
шей папиросной бумаги, они были
от самолета, как говорил брат.
Кроме самолета, в самом, мож-
но сказать, историческом центре
города имелась корова. Ее некото-
рое время после войны держали на
хозяйственном дворе за Меншиков-
ским дворцом, видимо, ради молока
для детей.
Наша квартира в левом крыле
дома имела удачное расположе-
ние, так как из окон, выходивших
на запад, хорошо видно было, что
делалось за пределами городка на
доступном взору участке Съездов-
ской и угла Первой линии. Вид
из окон, выходящих на север, не
менялся ни зимой, ни летом, так
как над крышами ближних домов
возвышались колокольня и купол
недействующей в то время церкви
Святой Екатерины. На самом верху
купола был шар, а на шаре - фигура
ангела со слегка опущенной головой
и правой рукой, воздетой к небу.
Это было очень красиво, немного
печально и загадочно. Силуэт ку-
пола и ангела на фоне утреннего,
дневного и вечернего неба сопрово-
ждал всю нашу ежедневную жизнь,
на него я смотрела, не отрываясь,
когда майским днем 1951 года меня
завела в свою комнату тетя Лена и,
обняв за плечи, сказала: «Лилечка,
с твоим папой случилось большое
несчастье». В тот день пришло из-
вестие о его гибели в военном лагере
училища в Красном Селе.
..
Много позже, когда мы уже по-
кинули Васильевский, началось вос-
становление этой церкви, и в руки
ангела прямо с неба был вложен от-
сутствовавший много десятилетий
крест, бережно и точно опущенный
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 45 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 47 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст