С
овременные мемуары
отбит. Было совершенно непонятно,
для чего мог служить этот хрупкий
предмет из светло-зеленого стекла.
Кто-то из старших, правда, сказал, что
это обломок старинной ручки, но в
голове не укладывалось, как такой
ручкой можно было писать. Разгад-
ки пришли, но спустя полвека.
Шарик оказался «камушком»
для игры в marbles, как сказала
увидевшая его американка Элли
Хофстеттер, гостившая у меня в
2005 году. Той самой загадочной
для советских детей игры в шарики,
в которую играли Том Сойер и его
друзья. Конечно, может, где-то и у
нас играли в эту игру, но мы о ней
не слышали.
Запаса чернил в этой ручке хватает на целых две строки
Назначение другого предмета
открылось еще позже, уже не-
посредственно на американском
континенте и при участии той же
Элли. Мы ехали в Канаду, в на-
правлении Ниагарского водопада,
на пути сделали остановку в городе
Корнинг (Corning), в котором на-
ходится знаменитый Музей стекла.
Этот потрясающий музей достоин
отдельного рассказа, здесь упомяну
лишь, что перед выходом из огром-
ного музейного здания посетители
обычно надолго задерживаются в
магазине, в котором можно купить
самые разнообразные изделия и
сувениры из стекла. Там-то я и
углядела предмет, до боли похожий
на витой стеклянный стерженек
из детства. Он лежал в элегантной
узкой коробочке-пенале, перевя-
занный шелковой ленточкой. Рядом
с ним - маленький темно-синий
пузырек с чернилами (Writing ink), о
чем сообщала наклейка старинного
образца. Все стало ясно - оказы-
вается, когда-то писали не только
гусиными перьями, но и такими
ручками, если, конечно, у них не был
отбит «носик-перышко», как у моей.
Стеклянный «носик» этот пред-
ставляет собой что-то вроде изящно
вытянутой полой луковки с узкими
продольными прорезями. При обма-
кивании такого «пера» в чернила,
луковка заполнялась жидкостью и
удерживала его, физики умеют объ-
яснить природу этого явления. Пока
я, не отрывая глаз, разглядывала эти
необыкновенные инструменты для
письма и другие сувениры, решая, на
чем остановиться, стоявшая непо-
далеку Элли тоже что-то выбирала
и покупала, переговариваясь с про-
давцом, который через минуту подо-
шел ко мне и с улыбкой вручил этот
замечательный ностальгический
подарок от нее.
Потом, уже дома, я нашла лист
красивой бумаги и написала ей этой
«старинной» ручкой «старинными»
чернилами письмо, в котором по-
старалась выразить все свое чувство
благодарности за такой бесценный
подарок.
При написании этого очерка
я порылась в Интернете, надеясь
отыскать какую-нибудь информа-
цию об этих ручках, и узнала, что,
оказывается, был и другой, более
поздний вариант таких ручек из
знаменитого муранского стекла. У
них вместо стеклянной луковички,
в которой удерживается маленький
запас чернил, было съемное сталь-
ное перо. Сейчас такая ручка, как у
меня, стоит целых 40 долларов.
Закончу тему о сокровищах
еще одной цитатой из письма отца
маме: «Лилька натаскала, как со-
рока, массу стекляшек. И все-то
они “драгоценные”.
.. Прошлый раз,
убирая кухню, я отнес мешок про-
шлогодних стекляшек в сарай. Она
горевала-горевала и снова начала
собирать “коллекцию”!»
(Окончание следует)
49
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 48 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 50 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст