С
обытия глазами современников
ки, ружья, сабли и шпаги, тут же и
медные самовары. Далее - машины.
Газета приводила цитату из совре-
менного тогда (и модного) автора
И. А. Крылова (правда, несколько
неточно):
...От удивленья,
Поверишь ли,
не станет ни уменья
Пересказать всего, ни сил!
Несколько позже «Пчела» опу-
бликовала и стихотворение графа
Хвостова о самой выставке. Отры-
вок из него я в свое время приведу.
Далее газета описывала химиче-
ские продукты (при этом замечала,
что раньше их приходилось импор-
тировать за большие деньги), каре-
ты Иохима, канаты Казалета и пиво
Ноя Казалета, изделия Император-
ских фарфорового и стеклянного
заводов, потом и частных заводов
(в частности, Мальцова) и многое,
многое другое.
Говоря об экспозиции тканей и
шерсти, газета отметила, что Ивано-
во и Шуя - это русский Манчестер.
Впрочем, желание находить какие-
то аналогии на Западе было широко
распространено у нас и до того, и
после того (и, кажется, существует
и сейчас). «Коммерческая газета» в
№ 71 от 15 июня называла братьев
Гучковых русскими Терно. Кстати,
Иваново и Шую эта газета тоже упо-
минала (№ 77 от 29 июня). Упоми-
нала она в том же номере и братьев
Прохоровых, и нашего петербург-
ского Битепажа. О нем говорилось,
что его: «.
..ситцы, кисеи и фулары.
..
отличались как живостью и проч-
ностью красок, так и красотою и
разнообразием рисунков. » Та же
газета упоминала Охтенскую фа-
брику гр. Комаровского. В № 70 от
13 июня она пишет, что эта фабрика:
«.имела и на Выставке первенство
тонкостью и разнообразием своих
сукон».
Конечно, было уделено внима-
ние и Императорской шпалерной
мануфактуре: «Упоминать ли о пре-
красных коврах и о единственном
портрете императрицы Екатерины
II, истканных на Императорской
шпалерной мануфактуре. », - пи-
шет «Пчела» в № 112 от 23 мая.
Если касательно I Выставки
газеты отмечали ненужное подража-
ние Западу в расцветках шелковых
тканей, то по поводу шелков, вы-
ставленных в 1833 году, «Северная
Пчела» (№ 157, 15 июля) упрекнула
шелковых фабрикантов за «чуже-
земное попугайство» в названиях
изделий: «.
..муслин де суа, муслин
сатине, материя Эрнестин, поплин
фасонне, газ перле, газ пальмерин,
пелузин, паризин, сатен милре».
В последней зале выставки
было представлено полное собра-
ние медалей и монет, выбитых в
царствование императора Николая
I (между тем, как мы знаем сейчас,
царствование было еще впереди).
Если на XIV выставке (в 1870
году) был представлен целый музей
русских древностей, то в 1833 году
был (как писала газета) только один
экспонат, никак не характеризовав-
ший достигнутый уровень экономи-
ческого развития. «Пчела» в № 115
от 26 мая писала о нем так: «В сенях,
посреди отделений Выставки, нахо-
дится предмет, не принадлежащий
к оной, но выставленный напоказ
любопытствующей публике: един-
ственный в мире памятник времен
Чингис-Хана, открытый в Сибири
Спасским и истолкованный Ака-
демиком Шмитом». Как именно он
выглядел, газета не писала. Видимо,
сведения об этом есть в какой-либо
газете или журнале, которые из-
давала Академия наук. Этот инте-
ресный вопрос придется отложить
на будущее.
На выставке 1870 года большой
интерес и публики, и газет вызыва-
ли комнаты для отдыха государя
во время его посещений выставки.
На выставке 1833 года тоже в вы-
ставочном помещении были три
комнаты для отдыха императрицы.
«Эти комнаты могут назваться
букетом из обширного цветника
нынешней Выставки». Устройством
этих комнат занимался камергер
И. П. Мятлев, более известный как
поэт-юморист, автор поэмы про
мадам Курдюкову.
31 мая выставка закрылась.
3 июня (№ 66) «Коммерческая газе-
та», подводя итог, оценила выставку
так: «Выставка мануфактурных про-
изведений, в течение девятнадцати
дней составлявшая неисчерпаемый
источник разговоров во всех кон-
цах. столицы, во всех состояниях ее
жителей.
..» Она говорила о тысячах
посетителей, «. притекавших на
оную обозреть дары нашей ману-
фактурной промышленности. », и
делала справедливый вывод, что
влияние выставки не может огра-
ничиться тем временем, когда она
была открыта, что роль выставки
определяется тем, что выставка -
это отчет производителей перед
потребителями и одновременно
знакомство производителей с по-
требностями рынка, а у потреби-
телей - «рассеяние предрассудков
против отечественных изделий».
Для «Северной Пчелы», как
известно, главное - вопрос патрио-
тизма. 1 июня (№ 120) она написала:
«Закрылась Выставка; закрылась со
всеми своими достоинствами и не-
достатками: остались воспоминания,
замечания, критические придирки.
..
После Выставки, кроме воспомина-
ний и замечаний, осталось еще не-
что превосходнейшее. заронилось
зерно патриотизма глубже в душу
каждого.» Однако не забывала
она и прозу жизни. В следующем,
121 номере (2 июня) она извещает
читателей, что Комитет выставки
по случаю ее закрытия приглашает
купивших вещи забрать их 2-го, 3-го
или 5-го июня. Напомню в связи
с этим, что по правилам выставки
любой экспонат разрешалось ку-
пить (цена каждого экспоната была
проставлена), но забрать купленное
разрешалось только после закрытия
выставки.
Газеты писали о выставке еще
долго после ее закрытия. Так, «Пче-
ла» поместила несколько инте-
ресных статей в середине июля. В
№ 154 от 12 июля говорится: «По-
говорим еще о Выставке мануфак-
турных изделий, бывшей нынеш-
него года в Санкт-Петербурге: a good
story can not be too often told». Вот
так - патриотизм патриотизмом, но
иностранная пословица приведена
в оригинале: интересную историю
можно повторять часто. И что еще
интересно: хотя тогда в образован-
ном обществе господствовал фран-
цузский язык, пословица приведена
английская.
Подводя итог прошедшей вы-
ставки, статья высказала мысль, что
«Выставка дает способ судить, что
мы уже умеем, чему еще учимся и
чему должны учиться.»
Все упомянутые мною газеты,
конечно, поместили списки награж-
денных экспонентов. Я опять назову
лишь некоторых, имена которых и
по сей день на слуху.
Большими золотыми медаля-
ми были награждены Мальцов - за
7 9
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 78 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 80 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст