же это кончится? Буду ли я еще хоть
раз сытый?
7
декабря 1941 года. Утро 6 ча-
сов 30 минут
Нет на свете краше
нашей Любы:
Черны косы обвивают стан,
Как кораллы, розовые губы,
А в глазах безбрежный океан.
Если Люба песенкой зальется -
На душе и бодро, и светло.
Если Люба звонко рассмеется,
Значит, ясно солнышко взошло!
Люба-Любушка,
Любушка-голубушка!
Я тебя не в силах позабыть!
Люба-Любушка,
Любушка-голубушка!
Сердцу любо Любушку любить!
Но настанет время
и для Любы:
И кудрявый, ласковый такой
Поцелует Любушкины губы
И обнимет нежною рукой.
Поглядит он в Любушкины очи,
К сердцу Любушку
тогда прижмет.
И в тиши прохладной
лунной ночи
Милой Любы сердце пропадет!
Люба-Любушка,
Любушка-голубушка!
Я тебя не в силах позабыть!
Люба-Любушка,
Любушка-голубушка!
Сердцу любо Любушку любить!
Андрюшка
Эх, путь-дорожка,
звени, моя гармошка,
Взгляни,
как сияют звёзды над рекой.
Парни лихие, девчата огневые,
Все заговорят наперебой.
Эх, Андрюша,
нам ли быть в печали?
Не прячь гармонь,
играй на все лады,
Так играй,
чтобы горы заплясали,
Чтоб зашумели зелёные сады!
Пой, Андрюша, так,
чтоб среди ночи
Ворвался ветер, кудри теребя.
Поиграй, чтобы ласковые очи
Не спросясь глядели на тебя.
Эх, путь-дорожка,
закрытое окошко,
локада Ленинграда
Не выйдет, не встретит
девчоночка меня,
Горькое слово сказала
черноброва,
Что в сердце нет
ответного огня.
Эх, Андрюша,
нам ли быть в печали?
Не прячь гармонь,
играй на все лады,
Так играй,
чтобы горы заплясали,
Чтоб зашумели зелёные сады!
Пой, Андрюша, так,
чтоб среди ночи
Ворвался ветер, кудри теребя.
Поиграй, чтобы ласковые очи
Не спросясь глядели на тебя.
Эх, путь-дорожка,
ещё ровней немножко.
Вернулась девчонка,
улыбки не тая:
«Здравствуй, Андрюша,
пришла тебя послушать».
И запела милая моя.
Пой, Андрюша, так,
чтоб среди ночи
Ворвался ветер, кудри теребя.
Поиграй, чтобы ласковые очи
Не спросясь глядели на тебя.
Поиграй, чтобы ласковые очи
Не спросясь глядели на тебя.
Чилита
Ну кто в нашем крае
Чилиту не знает?
Она так умна и прекрасна!
И вспыльчива так и властна,
Что ей возражать опасно.
..
И утром и ночью
поет и хохочет,
Веселье горит в ней, как пламя.
И шутит она над нами,
И с нею мы шутим сами.
Припев:
Ай-я-я-яй, что за девчонка!
На все тотчас же
сыщет ответ,
Всегда смеется звонко.
Ай-я-я-яй, зря не ищи ты -
В деревне нашей, право же, нет
Другой такой Чилиты.
Жемчужные горы
сулят ей сеньоры,
Но денег Чилите не надо -
Она весела и рада,
Без денег и без наряда.
По нраву Чилите
лишь солнце в зените,
А всех кавалеров шикарней
Считает простого парня,
Что служит у нас в пекарне.
Припев:
Для нашей Чилиты
все двери открыты,
Хоть лет ей неполных
семнадцать,
Но взрослые все, признаться,
Ее как огня боятся.
И любим ее мы,
и терпим ее мы,
И справиться с нею нет мочи.
Над нами она хохочет
И делает все что хочет.
9-10 января 1942 года
Сегодня старшина должен бу-
дет привезти продукты. Привезет
ли добавку? Надоело это мясо, как
резина, никакого толку, говорят,
что конина. Говорят, что привезут
сгущенное молоко.
Ну и жрать же охота, еле-еле
дотянул до обеда. Такого состояния
у меня еще никогда не было. Обед
дали только в полчетвертого.
Возился с пушкой и телефо-
низацией, последняя не работает.
Наконец-таки приехал старшина, не
привез опять ничего существенного.
Вместо мяса привезли шпик - это
очень даже хорошо, вместо сахара
- молоко по 28 г на сутки. Все идут
разговоры, как его есть. Сапог не
привез. Наши успехи на фронтах
все растут, но у нас ничего толково-
го, дорога все еще не освобождена.
Наши за последние несколько дней
с 1-го по 10-е взяли 7 городов, но
все же все идет очень медленно.
По-моему, за зиму немцев за старую
границу не выгонят. За последние
дни, особенно за 9-10, жрать охота,
только сегодня заметил, что у нас в
батарее есть опухшие, все это, по-
моему, оттого, что питаются мало, а
воды пьют уйму.
С питанием становится все
хуже и хуже, не дают сахара, меньше
шпика (55 г) и пр., наверно, добавки
хлеба не будет вовсе. Сегодня (10)
первый день нового пайка. Сразу
чувствуется, что дали сало, очень
хорошо. Легко сравнительно тер-
петь до обеда.
Старшина делал осмотр содер-
жимого ранцев, искал, кто прячет и
потом меняет хлеб и сухари на па-
пиросы. Говорят, у нас так и делают.
Эх, ну и обед же был, наконец-таки
дождались мы пшена: на первое
пшеничный суп с салом, а на второе
каша пшенная с куском сала, вкусно
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 92 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 94 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст