локада Ленинграда
С.Н. Полторак
ЮевоіКа с медалт
9 6
Как историк и как человек,
родившийся и выросший в Ле-
нинграде, я всю жизнь примеряю
Блокаду на себя. В детстве, в конце
1950-х - начале 1960-х годов, я жил
на углу Фонтанки и ул. Мясни-
кова, напротив дома композитора
В.П. Соловьева-Седого. Однажды
зимой между нашими домами по-
строили декорации и стали снимать
фильм о блокаде. Кажется, он назы-
вался «Балтийское небо». На моих
глазах много раз снимали один и
тот же эпизод: военный человек с
вещмешком за плечами подходил к
развалинам дома, по разбитой лест-
нице поднимался на второй этаж,
садился на чудом сохранившуюся
кровать в комнате, держа в руках
поднятую с пола детскую игрушку.
Мне тогда было лет пять-шесть,
может, немного больше, но я хоро-
шо помню, как щемило сердце, как
жалко мне было того военного и его
семью, хотя я и понимал, что все, что
я видел, происходило понарошку.
Понимал, но на душе все равно было
тяжело. То была моя ненастоящая
Блокада, которую я тогда начал
осмысливать, воспринимать всем
своим существом.
С тех пор я не просто узнавал о
той тяжкой странице жизни Ленин-
града, а впитывал в себя все, что мог
о ней узнать: книги, статьи, мемуа-
ры, рассказы людей, переживших
те горькие и героические дни. Чем
дольше живу, тем больше стараюсь
узнать и прочувствовать. Мой близ-
кий друг, бывший в блокаду совсем
малышом, рассказывал, как родная
тетя однажды буквально вырвала
его из рук каннибала. Соседка по
коммуналке, вдова Героя Советско-
го Союза, радовалась тому, что не
сожгла в буржуйке свои самые лю-
бимые книги. Профессор-историк,
защищавший город с винтовкой в
руках, смущаясь, признался мне,
что в свободные от службы минуты
охотился с рогаткой на воробьев, ко-
торых варил в солдатском котелке.
Так - впечатление к впечатлению -
я складываю собственное понимание
того, что было в те годы.
Недавно в редакцию журнала
«История Петербурга» приезжала
Вера Антоновна Поздышева (Ро-
маник). Приехала после одного из
моих выступлений по радио. Скром-
ный и очень стеснительный человек,
она категорически не хотела ничего
рассказывать о себе. Собственно,
ничего и не рассказала. Но разре-
шила ознакомиться с некоторыми
документами из ее личного архива,
а потом передала письмо, из кото-
рого я тоже многое узнал и прочув-
ствовал впервые. Вспоминая нашу
встречу в редакции, она писала:
«...как-то так получилось, что наш
разговор свелся только к трудовым
успехам блокадных школьников, ко-
торые были отмечены медалями “За
оборону Ленинграда”. За неимением
времени я не смогла рассказать о том,
насколько шире была деятельность
таких ребят. Конечно, я могу судить
в основном по нашей школе, но, ду-
маю, и в других школах ученики тоже
проявляли активность в контактах с
фронтовиками, с ранеными в госпи-
талях. У нас была очень грамотно
организована самодеятельность:
был сильный хор, ставились разные
танцы народов нашей страны и мира,
постоянно создавался литмонтаж.
С концертами мы ездили в воин-
ские части, на заводы, в госпитали,
выступали по радио. Эти поездки
начались еще до прорыва блокады!
Как нам радовались зрители! Ведь
мы были для них знаком, что город
живет и борется.
Мы писали на фронт, посылали
хоть какие-то подарки. Были созда-
ны тимуровские команды, которые
ходили по домам, помогали больным
и ослабевшим. Подростки участво-
вали в сооружении заградительных
точек, поскольку всегда оставалась
опасность возникновения уличных
боев с прорывавшимся в город про-
тивником.
Но не было забыто и основное
наше дело - учеба. Недаром наша
школа была признана лучшей в
стране, а в нашем актовом зале ви-
село бархатное Красное знамя. На-
верное, всего сразу и не вспомнить.
А ведь где-то в кадрах кинохроники,
может быть, сохранились кадры
документального фильма о приеме
нас в пионеры, а в архивах радио -
записи наших выступлений.
Вы и ваши аспиранты заняты
другими делами и проблемами.
Но придут другие аспиранты, бу-
дет поиск тем для кандидатских
диссертаций. А разве не могла бы
диссертация на тему “Юные участ-
ники обороны Ленинграда” быть с
успехом защищена?»
Могла бы, дорогая Вера Анто-
новна, могла бы. И не сомневаюсь,
что скоро будет. Пример Ваших
сверстников и Вас самой не может
не вызывать интерес - научный,
просто человеческий. Мне многое
до сих пор не понятно. Вот смотрю
документы: почетная грамота, вы-
данная школьнице Вере Романик
за хорошую работу в совхозе «Крас-
ная заря», что был возле самого
Комендантского аэродрома, табель
об окончании третьего класса 47-й
школы г. Ленинграда, в котором
только «отл.». Оба документа да-
тированы 1943 годом. Откуда были
силы и вдохновение так трудиться,
Вера Антоновна? В блокированном
городе Вы жили своей удивительно
насыщенной жизнью. Вот «Мандат
делегата 1-го слета юных пионеров
города Ленинграда» № 132 от января
того же года. Как же Вы «слетались»,
дорогие мои, в ту страшную зиму?
Правда, Вы рассказывали мне, что
тот слет почему-то не состоялся. Со
временем попробую разобраться,
почему. Может, Вы и запамятовали
что-то, ведь столько лет прошло, да и
были Вы тогда совсем ребенком.
А вот Вы, вероятно, уже чет-
вероклассница. На груди - медаль
«За оборону Ленинграда». Похо-
жая фотография, на которой Вы -
вместе с четырьмя сверстницами-
медалистками - в декабре 1943
История Петербурга. № 5 (57)/2010
предыдущая страница 95 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн следующая страница 97 История Петербурга №57 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст