п
обытия глазами современников
Т. Г. Авлова
...И про отца родного своего
Мы, зная все, не знаем ничего.
Евгений Евтушенко
52
- Послушай, Таня, ты только
не обижайся.
.. Вот у тебя папа - за-
служенный артист, а . почему вы так
бедно живете?
Бедно живем? Вот это новость!
Мне, одиннадцатилетней дочери
своего отца, вопрос моей свер-
стницы не показался обидным, но
изумил до крайности. Он так и не
заронил ни капли сознания своей
ущемленности, зависти к чьему-то
благополучию. Я твердо знала, что
бедными при царе были рабочие и
крестьяне, а в мое время.
подсо-
знательно воспринимала как бедных
людей из малообразованных семей,
не замечая ни одежды, ни домашней
обстановки. «Мир книг!» - так вос-
принималось наше жилище взрос-
лыми гостями. И не все ли равно,
какая мебель?
Много лет спустя, когда отца
уже не будет в живых, я прочту в
его мемуарах: «.веселой была наша
бедность». Нет, это не о послевоен-
ном житье с женой и с дочерью - о
быте актеров-передвижников, коле-
сивших по России в начале ХХ века.
Но, стало быть, веселое восприятие
материальных трудностей пронес
он через всю жизнь. Раздражало и
расстраивало его лишь то, что ме-
шало работе, требовался покой для
занятий за письменным столом.
А в те годы, когда после ремонта
наша двенадцатиметровая комната
уже меньше напоминала чулан
(только вид из окна по-прежнему
являл собою двор-«колодец», узкий
и темный), впервые увидев резуль-
тат обновления, папин приятель
воскликнул: «Филиал Зимнего
дворца!» - и это жизнерадостное
определение продержалось в нашей
семейной фразеологии лет восемь,
пока не представился случай по-
лучить в этой же квартире еще одну
комнату, получше. Довоенная же
жилплощадь его (вблизи настояще-
го Зимнего дворца!) так и не была
ему возвращена: посовестился он
Григорий Александрович Авлов
«отсуживать» комнату у рабочей
семьи, пострадавшей при бомбежке.
«Две прекрасные черты характера
Григория Александровича - скром-
ность и гордость - мешали ему до-
биваться во что бы то ни стало.»,
- вспоминала впоследствии его
вдова. Сравнительно недавно я
узнала, что отец все-таки судился с
довоенными соседями и . выиграл
дело, а вот настаивать на исполне-
нии решения суда не стал: «Пусть
живет. Мне дадут».
Те, кто помнит Григория Алек-
сандровича Авлова, говорят о нем
как о «человеке XIX века» не только
по рождению, а и по натуре. То, что
теперь именуют «моральным сти-
мулом», он всегда предпочитал ма-
териальному, как, например, пенсию
персональную - обычной. Только не
знающие его могли бы заподозрить в
нем неискренность (персональному
пенсионеру полагаются и льготы):
«первородство», которое он не
уступит «за чечевичную похлебку»,
звание персонального пенсионера
как признание заслуг - вот что было
важно ему, а льготы - во-вторых.
Это вполне оправданное честолю-
бие знавшего себе цену человека
только оттеняло и подчеркивало
отсутствие корыстолюбия.
Как и всякий живущий на этой
грешной земле, он не мог не думать
о семье, но за какую бы дополни-
тельную работу ни брался, никогда
с добродушием не называл свой
приработок «халтурой». Как для
всякого уважающего себя работни-
ка искусства, слово это было для
него только бранным. Лекторская
деятельность, переводы, рецензии,
руководство кружком - ни в чем он
не халтурил, ничего не делал кое-как.
Творческие соображения во всем
преобладали над меркантильными
(специалисты считают, что так на-
зываемый «Наш театр» в 1913-1914
годах просуществовал так мало из-за
непрактичности его основателей, не
позволявших себе художественные
принципы приносить в жертву во
имя «кассы». Одним из учредителей
театра был Авлов.
.По-настоящему веселой была
моя послевоенная «бедность». Отец
баловал меня - не материальными
благами, не попустительством, а
тем, чем в каждой семье должен
быть избалован ребенок: внима-
нием, заботой о моем развитии,
объединением, в чем только мож-
но, своих интересов с моими. И с
довоенных времен, с тех пор, как
я помню себя, папа создавал по-
явлением своим атмосферу игры,
фантазии, юмора - творческую
атмосферу. Важно было не просто
получить от него приехавшего из
командировки подарок, а то, что это
подарок-сюрприз, что он появится
по мановению волшебной палочки
и папа сейчас не папа - чародей!
(Увы, многих нынешних детей уже
года в 3-4 более всего интересует
стоимость подарка, да и покупается
он порой в их же присутствии.)
Он рассказывал мне импрови-
зированные сказки - и я начала их
сочинять, я складывала стишки,
и он завел тетрадку «избранных»
История Петербурга. № 6 (58)/2010
предыдущая страница 51 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн следующая страница 53 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст