п
обытия глазами современников
ГЛ а В Ы и З В о с п о м и н а н и й
Г. А. Авлов
56
ПРИЮТ
АКТЕРСКОЙ БОГЕМЫ
Если не ошибаюсь, в 1912 году
открылся в Петербурге своеобраз-
ный уголок, который очень по-
любили представители актерской
и вообще художнической богемы.
Скоротать ночку в этом уголке, куда
стекались «жрецы искусства» по
окончании спектакля или концерта,
было для них очень заманчиво. Ноч-
ной кабачок этот носил название
«Бродячая собака» и помещался
на Михайловской площади (ныне
площадь Искусств). Однако этот
адрес не является точным: чтобы
попасть в «Бродячую собаку», надо
было войти в ворота дома (где те-
перь помещается квартира-музей
И. И. Бродского), пройти на третий,
самый грязный двор и, увидев не-
яркий свет лампочки, спуститься
в довольно глубокий подвал, где и
помещалась «Собака». Такая об-
становка была создана, конечно, не
случайно: в ней было заложено и
стремление уйти подальше вглубь
от взоров «непосвященных», и под-
черкивание контраста - «красоты»,
которая найдет себя и еще ярче за-
блестит, если идущий к ее радостям
пройдет мрачный путь трех грязных
дворов, и чувство своеобразного
«флагеллянства» - самобичевания
- вот до чего доведены мы, «божьей
милостью художники», - словом,
много настроений, типичных для
той эпохи.
Я не могу сказать, как выходили
из положения организаторы под-
вала, чтобы, учитывая небольшую
площадь, ограничить доступ посе-
тителей по вечерам - а желающих и
имеющих на то «моральное право»
было, конечно, немало.
Если не ошибаюсь, основным
непререкаемым правом посещения
пользовались учредители и члены
общества «Бродячей собаки» (не-
известно мне и то, как юридически
было оформлено это общество).
Г А. Авлов
Остальные могли бывать там только
по рекомендации на то уполномо-
ченных лиц. Помню, что при входе
в подвал лежала большая книга, где
входящий должен был расписаться
и указать, по чьей рекомендации он
явился. Только тогда он удостаивал-
ся чести спуститься в «Бродячую со-
баку», в первую комнату, где стояли
столики и была небольшая эстрада
для выступлений. Кроме этой ком-
наты, была еще одна, где находился
буфет и можно было закусить и,
конечно, выпить стоя, а затем, заняв
столик, заказать и ужин.
Во главе этого «собрания весе-
лых друзей» стоял, как гостепри-
имный хозяин, незаменимый для
таких дел человек - Борис Констан-
тинович Пронин, с его обаятельной
улыбкой, постоянной ко всем благо-
желательностью. Я помню Бориса
Пронина еще с 1906 года - начи-
нающим маленьким актером театра
Комиссаржевской на Офицерской
(ныне ул. Декабристов) улице.
Это был период экспериментов
«условного театра» Мейерхольда,
которыми, как известно, увлекалась
и гениальная русская актриса - пла-
менная любовь всей молодежи - да
и не только, конечно, молодежи,
наш кумир - Вера Федоровна Ко-
миссаржевская. Я помню почему-то
Бориса Пронина в «скульптурной
группе» нищих, окружающих се-
стру Беатрису - Комиссаржевскую
(в пьесе Метерлинка того же назва-
ния). В этой же группе находились
и начинавшие свою деятельность
А. Я. Таиров и Н. Н. Урванцов.
Борис Пронин не стал видным
актером, не сделал карьеры. Иной
была его судьба, его жизнь, кото-
рая закончилась не так давно, как
и началась - в звании маленького
актера театра им. А. С. Пушкина в
Ленинграде. Но у Бориса Пронина
было другое неоценимое качество.
Это был подлинный и совершенно
бескорыстный энтузиаст искусства,
положительно влюбленный в театр,
всегда радостно встречавший успе-
хи товарищей, тонко подмечавший
наличие зачатков талантов у моло-
дежи. У него всегда можно было
найти ласку, привет и ободряющую
теплую улыбку. Борис Пронин и не
мог, собственно, сделать карьеру. Он
постоянно загорался все новыми и
новыми идеями, увлекался новыми
проектами создания то приюта для
актеров типа «Бродячей собаки»,
то какого-то нового театра. Абсо-
лютно лишенный каких бы то ни
было качеств делового порядка,
исключительный мечтатель, - он
мог бы, будучи направленным на
настоящую дорогу, стать крупным
общественным деятелем, отдающим
все для конкретной и полезной сози-
дательной работы, но остался лишь
в памяти как чистый друг театра,
актеров, художников, как обаятель-
ный человек. Тем более хотелось
вспомнить о нем здесь.
Мне и моим товарищам не часто
доводилось бывать в «Бродячей
собаке»: там все же фигурировали
«сливки», а нам, отдавшимся делу
служения театру «на далекой окраи-
История Петербурга. № 6 (58)/2010
предыдущая страница 55 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн следующая страница 57 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст