п
обытия глазами современников
58
И. И. Аркадин
стантин, Николай, Иван, о котором
пойдет речь, - и сестра Ольга.
Однако Иван Иванович не
сохранил фамилии отца, а ее чуть-
чуть переделал и стал называться
Иваном Ивановичем Аркадиным,
под этой фамилией прошел свой
актерский путь, пронес свою славу,
которая могла и должна была быть
гораздо большей, если говорить о
таланте актера; эта фамилия, оче-
видно, начертана и на скромном
памятнике над его могилой, где-то в
Сталинабаде2, куда он попал во вре-
мя войны и эвакуации. О том, что он
именно там кончил дни свои, меня
недавно известил наш общий друг
и товарищ по работе - театраль-
ный художник Тихон Дмитриевич
Лерман, который случайно был в
этом городе и случайно набрел на
могилу того, кто оставил по себе у
всех его близко знавших нетленную
память.
Иван Иванович стал Аркади-
ным не случайно, а сознательно
и намеренно. Из трех его братьев
- Николай был банковским работ-
ником в Нарве, Константин работал
в Петербурге на Обуховском заводе
и славился там как изобретатель,
рационализатор, как мы бы сейчас
его назвали.
Третий брат - Андрей, - не
закончив высшего образования в
Университете, пошел на сцену и стал
известным в провинции актером -
Андреем Ивановичем Аркадьевым.
Играл он и в петербургских театрах,
в частности в театре Комиссаржев-
ской на Офицерской. Я помню его
в роли Левборга в пьесе Ибсена
«Гедда Габлер», где он был партне-
ром Веры Федоровны. Помню его и
в роли «Человека» в пьесе Леонида
Андреева «Жизнь человека» и в
других ролях. Но славу он приобрел,
главным образом, в «большой про-
винции». Он был одним из любимых
актеров известного антрепренера
(одного из культурнейших театраль-
ных деятелей того времени) - Дми-
трия Ильича Басманова, у которого
служил в Одесской антрепризе. Во
время моих недолгих скитаний по
провинции мне довелось работать с
ним в летнем сезоне в г. Смоленске у
того же Басманова. Помню то особое
удовольствие, которое я испытывал
как режиссер, когда ставил пьесы с
его участием: это был талантливый,
чуткий, тактичный актер, очень
гибкий и быстро схватывающий
режиссерские задания, с которым
могли быть и разногласия, всегда
разрешавшиеся чрезвычайно куль-
турно, на базе глубокого взаимопо-
нимания; это был обаятельнейший
человек, прекраснейший товарищ
без тени зазнайства и сознания
своего превосходства как «героя» и
«любимца публики». Его в труппе
любили все, независимо от ранга и
положения, и он был всегда прост со
всеми от мала до велика.
Как интересный факт вспо-
минаю, что я ставил здесь с Арка-
дьевым - Лаврецким, Болховским
(тоже известный провинциальный
актер) - Леммом «Дворянское
гнездо», где Лизу играла Любовь
Васильевна Селиванова, - Любочка
Селиванова, как мы все ее нежно
называли, - актриса, только что
вернувшаяся из монастыря, где
несколько лет провела послушни-
цей (я не знаю и не спрашивал о
причинах, заставивших ее уйти в
монастырь). Она очень хорошо, с
большим глубоким чувством играла
Лизу, и спектакль прошел в Смолен-
ске несколько раз, что было не так
уж обычно для Смоленска и, тем
более, для летнего сезона.
Летом 1915 года в Смоленске
служил и брат Андрея Ивановича -
Иван Иванович, который, как он
утверждал, лишний раз убедился в
том, что перемена фамилии на «Ар-
кадин» была с его стороны правиль-
ным шагом. Шаг же этот имел своим
главным источником совершенно
исключительную, несколько даже
гипертрофированную скромность,
которая была отличительной чертой
Ивана Ивановича и которая, как
будет ясно из дальнейшего, чуть не
закрыла для него навсегда возмож-
ность пойти на сцену.
Вступив же на актерский путь,
он рассудил так: брат - извест-
ный талантливый актер Андрей
Иванович Аркадьев - и вдруг тут
же (хотя бы и в другом театре)
появляется тоже Аркадьев и тоже
«Иванов сын», только Иван, а не
Андрей! Нельзя, решил любящий
брат Иван, портить карьеру Ан-
дрею, Нельзя, чтобы догадались,
что у Андрея - столь бездарный
брат. Сила влечения к театру была
велика, отказаться от театра было
невозможно. Но унизительно было
и сознание, хотя бы предположение,
что Ивана Ивановича взяли в тот
или иной театр потому, что он брат
Андрея, которому надо или хочется
сделать приятное, как страшно было
думать, что станут говорить: «М-да,
этот - не чета Андрею, вот ведь
бывает так - один брат - талант, а
другой - так, средний актер, только
разве что полезность.
..» - а говорить
так будут, должны. Уверенность эта
крепла в связи с некоторыми допол-
нительными причинами, о которых
скоро пойдет речь.
Отсюда и театральная фамилия -
Аркадьев Иван Иванович стал навсег-
да актером русского театра Иваном
Ивановичем Аркадиным.
О Нарве Иван Иванович всегда
вспоминал с нежностью и тепло-
той, с мягким юмором рассказывал
полуанекдотические по характеру,
но действительно почерпнутые из
жизни факты. Там он прожил без-
выездно тридцать три года. «Трид-
цать лет и три года», - добродушно
подшучивали мы над ним, называя
Ильей Муромцем. Но на богатыря
русского маленький и полненький
«Ванька Аркадин», не очень склад-
но сложенный, с большой головой,
но красивым, умным, каким-то
особенно благородным лицом был
совсем не похож. И не калики пере-
хожие дали ему силу для того, чтобы
оторваться от родных берегов и
пуститься в Петербург, в столичный
город, навстречу неизвестному.
Старик Аркадьев стремился
дать детям образование. Не все они,
как Андрей, дошли до Университета,
но так или иначе известное образо-
История Петербурга. № 6 (58)/2010
предыдущая страница 57 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн следующая страница 59 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст