п
обытия глазами современников
60
банк в качестве рассыльного маль-
чика. На его обязанности лежало
разносить по домам или на почту
повестки, пакеты и т. п. Отец, по
своей родительской обязанности,
направлял малоопытного еще рас-
сыльного на путь истинный. «Ты,
Ванюшка, - говорил старик, - когда
придешь в дом, сдашь пакет, полу-
чишь расписку, - сразу не уходи, а
потопчись немного на месте. Тогда
господа вспомнят о тебе и дадут “на
чай”. Смотришь - и лишний двугри-
венный в кармане». Но Ваня не при-
нял этого совета. Он считал ниже
своего достоинства «топтаться» во
имя лишнего двугривенного, и по-
тому должность его была не очень
доходной. Но помогло продвижение
по службе. Способного и смышлено-
го мальчика заметили, и скоро он из
рассыльного превратился в счетного
работника банка, а через некоторое
время получил и «пост» помощника
бухгалтера. Дальше этого Иван Ива-
нович не пошел, не потому только,
что не хватало образования, но и
потому, что не к банковской карьере
он стремился.
Обстановка маленького городка
Нарвы не засосала его. Его зоркий
глаз, умение видеть, своеобразное
ироническое отношение к мещан-
скому укладу жизни, к ограничен-
ности обывателя и привело к тому,
что он накопил немалое количество
впечатлений о той жизни, впечат-
лений, которые пригодились ему
потом на сцене.
(Будь у него интерес к писа-
тельской деятельности, он мог бы,
вероятно, написать немало очерков
или рассказов, героями которых
были бы те, по-своему своеобразные
люди, с которыми он сталкивался в
своей банковской работе и в личной
жизни).
Он не записывал всего этого,
но его память сохранила немало об-
разов нарвских «монстров», беглые
зарисовки которых он мастерски
излагал в своих устных воспоми-
наниях.
Помню я, например, какого-то
ротмистра уланского или гусар-
ского полка, местного «философа»,
мудрые высказывания которого о
преимуществах военной службы
текстуально приводил Иван Ивано-
вич: «На военной службе, - говорил
тот нарвский мыслитель, - при уме
да при способностях, при деньгах да
при протекции, при красоте, да если
счастье повезет, - можно далеко
пойти».
Мы немало смеялись, представ-
ляя себе этого апологета военной
карьеры, который ко всем необходи-
мым условиям достижения ее вер-
шин прибавлял еще необходимое
условие «везения» и этим лишал
собеседника возможности возраже-
ний, не понимая того, что это «если
счастье повезет» в сущности осво-
бождает бравого ротмистра от всего,
что содержится в его перечне.
Ярко вставал перед нами в рас-
сказах Ивана Ивановича и образ
какого-то его сослуживца по банку,
чем-то напоминавшего Хирина из
чеховского «Юбилея». Аркадин
передавал в лицах с очень сочными
интонациями диалог, который вел
с ним его сослуживец, увидевший в
окно идущую по улице жену. С не-
скрываемым раздражением, глядя в
окно, этот брюзга говорил:
- Гм.
.. пошла.
- Кто?
-Д а . жена.
- Ну и что ж?
- Гм-гм. с зонтиком!
Этот «зонтик», под которым,
очевидно, скрывалась вся сила
раздражения, ощущалась опосты-
левшая «Хирину» его безрадостная
жизнь в семье, звучал трагикоми-
чески, и очень выпукло рисовалась
нам фигура говорящего, тем более
что Аркадин, не доверяя своей ак-
терской выразительности, дополнял
рассказ и описанием наружности и
манер собеседника.
Пьянство, картежная игра,
озорные поступки - все, что яв-
ляется следствием одуряющей
скуки провинциальной захолуст-
ной жизни, все видел у себя в
Нарве Иван Иванович и недаром
как образец житейской нелепицы
приводил в пример одного акциз-
ного чиновника, который, являясь
подвыпившим в субботние вече-
ра в эстонский клуб, где мирные
обыватели устраивали семейные
танцы и играли «по маленькой»
в «коммерческие игры», входил в
зал, властным жестом останавливал
тапера, с усердием игравшего «польку-
мазурку», и, обращаясь к танцующим,
поневоле остановившимся, громким
голосом оскорбленного в лучших чув-
ствах обличителя говорил: «Кто ска-
зал?. - за этим следовало непечатное
слово. - Я не позволю, чтобы в по-
рядочном обществе выражались по-
добным образом!» И растерявшиеся
старшины клуба, вместо того чтобы
«честью попросить» разбушевав-
шегося скандалиста и вывести из
зала, подходили к нему и убеждали:
«Никто не говорил. Успокойтесь,
пожалуйста, никто не говорил!»
Но расходившийся блюститель
нравственности еще долго мешал
мирному веселью, твердя: «Нет. я
не позволю. Кто сказал?!»
Ивана Ивановича не засоса-
ла эта провинциальная тина. Его
спасал присущий ему оптимизм,
умение видеть смешные стороны в
явлениях, которые другого приво-
дили бы в содрогание или вызывали
бы отвращение, какая-то спокойная
мудрость и вера, как у чеховских
героев, в прекрасную жизнь, которая
должна наступить и наступит, быть
может, и раньше, чем «через 200-300
лет». Он добросовестно делал свое
бухгалтерское дело в банке, перед
ним проходила вереница клиен-
тов, и он, зная каждого, мысленно
каждому давал свою меткую харак-
теристику, подмечая особенности
манеры каждого и в тесном кругу
воспроизводя эти особенности. Он
даже любил этот уклад, систему
банковской работы, ее плановость,
ее установленные формы, книги, за-
писи, необходимость точного учета
денег, которые, как хорошо было
известно и клиентам, и служащим,
«счет любят».
Сам он в свою личную жизнь
в театре не внес этой плановости,
этого порядка. Напротив, влюблен-
ный в театр и только ему отдавая все
свои чувства и мысли, окруженный
любовью товарищей и друзей, но
лишенный семьи, которую он и не
пытался строить, - Иван Иванович
в своем быту был беспорядочен.
Он не умел «устраиваться», жил
всегда «на авось», мало думая о
«черном дне». Он всегда нуждался
в деньгах - и не потому, что вел
какой-либо «роскошный» образ
жизни, а потому, что не умел и не
знал, как с деньгами обращаться.
Как обедневший испанский идальго
носит свои лохмотья так, как будто
на нем самые дорогие одежды, -
Иван Иванович носил свой потре-
панный костюм или основательно
«траченное» молью демисезонное
пальто (зимнего у него, кажется, - по
крайней мере в тот период, в который
мы вместе работали и жили, - не
было). Иногда на него находили
История Петербурга. № 6 (58)/2010
предыдущая страница 59 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн следующая страница 61 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст