п
обытия глазами современников
64
всю смену (т. е. 12-часовой рабочий
день). Но когда я отъелся и физи-
чески окреп, то я стал стахановцем,
и мой портрет появился на Доске
почета.
Когда после очередной бомбеж-
ки прервалось электроснабжение
завода, то мы с помощью ручного
привода (чтобы хлеб не сгорел)
двигали конвейер печи! А также
становились вокруг дежи (пошла на
колесной каретке) и вручную меси-
ли 500 килограммов ржаного теста.
А после ночной 12-часовой смены
(с восьми вечера до восьми утра),
независимо от возраста (в мирное
время нам, подросткам, был поло-
жен сокращенный рабочий день)
совершенно бесплатно, в порядке
трудповинности работали еще 3-4
часа на восстановлении разрушен-
ного хозяйства города. И только с
1944 года прорабы стали записывать
объем выполненных работ и отра-
ботанное время в индивидуальные
розовые книжечки (моя «Личная
книжечка» № 128212).
Нам просто повезло, что строи-
тельные работы мы выполняли ря-
дом с хлебозаводом на пр. Энгельса.
После 16-часового рабочего дня чуть
живой, я еле доползал до постели и,
не раздеваясь, засыпал как мертвый.
И, несмотря на труды тяжкие, я ак-
тивно участвовал в художественной
самодеятельности завода. При зам.
по воспитательной работе Клаве
Саватеевой в 1943 году (зная, что
фашисты уничтожают не только
коммунистов, но и комсомольцев)
я вступил в комсомол. При заме по
воспитательной работе Лидии Лосе-
вой (как стахановец) ездил с фрон-
товыми подарками к шефам под
Шлиссельбург в женский зенитный
дивизион, где командирами орудий
были мужчины. И видел из блин-
дажа своими глазами, как девушки
не допустили прорыв фашистских
стервятников к Ленинграду. Когда
мне исполнилось 17 лет, пришла
повестка, призывающая меня на
действительную службу в РККА. Со
мной одновременно уходили в ар-
мию с хлебозавода еще два человека:
Саша Шишигин и Аркадий Ефимов.
И вот всего лишь для троих при-
зывников директор завода Зинаида
Дмитриевна Платонова устроила
проводы в армию. И каждый из нас
троих смог пригласить за стол по
четыре человека из работающих
на хлебозаводе. Меня, например,
провожали Роза Моисеева, Юля
Власенко, Лида Грановская и Во-
лодя Тихонов.
На столе в то трудное время
было сладкое вино, закуска - бу-
терброды с колбасой и конфеты.
Было высказано много добрых слов
и пожеланий.
Про директора завода З. Д. Пла-
тонову следует сказать особо. Еще в
дореволюционном Петрограде она
была известна как мужественная
женщина; ее даже мужчины по-
баивались.
.. Только она одна могла
двумя руками одновременно под-
катать сразу два килограммовых
куска теста, т. е. сделать из теста
два шара. Этого не мог сделать даже
потомственный пекарь латыш дядя
Роман, которому наш город обязан
восстановлением рецептуры и тех-
нологии изготовления дрожжевой
слойки.
Хотелось бы также сказать не-
сколько добрых слов о моем учителе,
замечательном мастере-кондитере
Юрии Лазаревиче Гопенштейне.
Это прежде всего ему город обязан
тем, что в первые послевоенные
годы был налажен выпуск первых
мучных кондитерских изделий,
первоначально на кондитерской пе-
карне при 3-м хлебозаводе, а позже
на хлебозаводе «Красный пекарь»
(на 11-й Красноармейской улице),
где он стал первым директором. Это
с его благословения (еще в блокаду)
я одним из первых тестоделов на-
чал месить тесто для печенья (типа
«галета») и для коврижек, которые
в ту пору прослаивались овощным
повидлом (из капусты, брюквы,
турнепса и так далее). Это повидло
изготавливала для нас конфетная
фабрика им. Микояна. Конечно, к
себе на кондитерское производство
Ю. Л. Гопенштейн заполучил луч-
шие кадры 7-го хлебозавода. Так,
например, он заполучил практиче-
ски всю художественную самодея-
тельность завода. Звал и меня, но
я уже ожидал призыва в армию и,
как говорится, «сидел на чемодане».
Постепенно улучшилась рецептура
блокадного хлеба. Стали снижаться
малоудобоваримые добавки. Под
толстой водонепроницаемой коркой
муки из мешков встречались оскол-
ки от бомб и снарядов. Эту корку
толщиной в палец мы дробили и
толкали в мешкобойках, а затем про-
сеивали. И это тоже шло в хлеб, а за
экономию муки нам даже дополни-
тельно платили. Кроме целлюлоз-
ных добавок в хлеб шла американ-
ская соя, а вместо сахара в тесто для
коврижек шла мелисса (сахарная
патока). Дрожжи выращивались на
заварках. Моченый сахар добавляли
в тесто. А металлические формы
смазывались вместо масла эмуль-
сией. Так что производство хлеба в
блокаду было безотходным. Кроме
работы на хлебозаводе нас посы-
лали либо на лесозаготовки, либо
на торфоразработки, так как город
нуждался в топливе. Оттуда, как
правило, возвращались исхудавшие
и начисто изъеденные комарами и
мошкарой, с красными воспален-
ными глазами и вспухшими века-
ми. Но поскольку на хлебозаводе
трудились в основном подростки,
то и без шуток не обходилось. Мне
в память врезалась одна не слишком
удачная первоапрельская шутка над
начальником смены дядей Мишей
(так его все звали). Был он человек
спокойный и уравновешенный во
всех отношениях, и голоса ни на
кого никогда не повышал. Так вот,
1 апреля его кроме меня так и не
смог никто обмануть. А я ничего
более умного не придумал, как ска-
зать ему: «На дне дежи обнаружен
цоколь разбитой лампочки.» Он
вздрогнул, побледнел. «Где тесто: на
разделке или в печи?» - спросил он.
«В печи», - ответил я. Он закачался,
и крупные капли пота выступили у
него на лбу.
.. Я же сказал: «С первым
апрелем, никому не верим!» и вот
тогда после минутной паузы на меня
обрушился поток трехэтажного
мата! И он долго не мог успокоить-
ся, так как 500 килограммов теста
в блокаду - это не пустяк! Так что
мой юмор оказался уж слишком
«черным». Работал со мной в одной
смене (на второй ХТШ) еще один
шутник-самоучка и великий сочи-
нитель Володя Тихонов. Он хотя и
был младше меня, но до хлебозавода
уже успел добровольцем-юнгой
повоевать.
И попал он к нам по-
сле того, как его списали на берег
за то, что буксир умудрился по-
садить на мель. В ту пору в городе
шли фильмы «Серенада солнечной
долины» и «Два бойца», и все на-
певали: «Темная ночь.». Так вот
он на этот мотив про меня: «Темная
ночь, только звонко кричат пекаря,
и вальцовка беспечно шумит, печка
хлеб выпекает.
В темную ночь
лишь один мой приятель не спит.
История Петербурга. № 6 (58)/2010
предыдущая страница 63 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн следующая страница 65 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст