п
обытия глазами современников
66
выглядела настоящая материнская
любовь! Поскольку мама и сестра
проживали на площади демобили-
зованного воина, а я уже служил в
Восточной Пруссии, то их на зиму
выселили на улицу. Командование
отпустило меня в Ленинград, и я
выхлопотал для них десятиметро-
вую комнату. А мою долю жилья
мне пообещали по возвращении в
Ленинград. Не обманули!
ПОСЛЕДНИЙ
ВОЕННЫЙ ПРИЗЫВ
Как в песне поется, «Это есть
наш последний и решительный
бой.
..», наивно предполагать, что
только у Гитлера в конце войны
была тотальная мобилизация маль-
чишек. Мы тоже в этом плане не
ударили в грязь лицом! И я рас-
скажу о последней военной тоталь-
ной мобилизации 17-летних маль-
чишек нашей страны в 1944 году.
Меня по моей просьбе никто из
родных и знакомых не провожал на
службу в РККА. Собрали призыв-
ников во дворе Выборгского райво-
енкомата за высоким и плотным
забором. Нас оказалось не более 70
человек, но ревущая толпа род-
ственников и знакомых, сопрово-
ждавшая нас по пр. К. Маркса до
Московских казарм, была раза в
три больше количества призывни-
ков. После санитарной обработки в
институте спорта нас перебросили
во второй флотский экипаж (в Но-
вую Голландию), а оттуда ночью,
тех кто постарше, после митинга -
на фронт, а нас буксиром «Кремь»
отправили в Кронштадт, в Петров-
ские казармы. Команда буксира
скупила у нас за бесценок наше
гражданское тряпье (взамен на
лохмотья). В Петровских казармах
нас разместили в подвале, полном
крыс и какой-то полусгнившей
рухляди. Трое суток нас не корми-
ли. И блокадники, у которых не
было съестных припасов, были вы-
нуждены объединиться для того,
чтобы выжить. В экстренном по-
рядке была осуществлена реквизи-
ция излишек продовольствия у
мешочников. Отбирали харчи
(хлеб, сахар, сало, лук) у сельских
призывников (кто ел «из кулака»)
и делили между всеми поровну. И
если кто-нибудь из иногородних
добровольно не хотел делиться
едой, то один из нас бил его в ухо,
а другой выдергивал из-под «кур-
куля» заветный мешочек с харчами.
А остальные блокадники были го-
товы дружно прийти на помощь,
чтобы сломить любое, даже коллек-
тивное, сопротивление иногород-
них. Кормить нас начали не сразу,
так как в казармах было сосредото-
чено много призывников, и поэтому
кухня варить еду не успевала. Кор-
мить нас начали по особому графи-
ку: вечером подавали завтрак, но-
чью - обед, а утром - ужин. Но зато
кормили хорошо и сытно (в основ-
ном фасолью и свининой). Дня
через два после того как начали
кормить, прошел слух, что троих
отпустили домой, из-за слабого
мочевого пузыря. И сразу мочиться
стали еще семь человек. Усатый и
седой, как лунь, полковник меди-
цинской службы (председатель
комиссии) определил их в отдель-
ную комнату (якобы на время под-
готовки документов к их демоби-
лизации). А на ночь вместе с едой
им дали снотворное. На рассвете,
когда пошел самый «сладкий сон»,
их разбудили абсолютно «сухень-
кими» и как дезертиров отправили
под арест. Мой земляк Мушкин
тоже отличился.
Ночью он украл
шлюпку и отправился на веслах в
Ленинград, но был задержан дежур-
ным катером и попал под арест. Еще
до присяги, но уже в обмундирова-
нии, вместе с Мушкиным, я все же
сбежал из Рамбова (так матросы
называли Ораниенбаум) в само-
волку в Ленинград. И добрались
довольно удачно, так как вышли на
станции Броневая и тем самым из-
бежали встречи с военными патру-
лями на Балтийском вокзале. Дома
пробыли сутки, на вечерней про-
верке за нас откликнулись. Но нас
предал писарь Пупышев (родом из
Тихвина), и мы по возвращении
попали под арест. Требунала мы
избежали, но трое суток чистили
гальюны. С обмундированием в
История Петербурга. № 6 (58)/2010
предыдущая страница 65 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн следующая страница 67 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст