n
обытия глазами современников
Купил у Довбиша еще две пачки
бумаги, пять карандашей простых,
три иголки и проч. Бумаги у меня
теперь хоть отбавляй - восемь пачек
из них две тонкой, блестящей.
Послал сегодня письмо домой,
но пойдет оно только завтра, 11-го
числа.
Этот Алферьев и сволочь стал
как стал, торчать на кухне, а срать
стал в землянке, просто невыноси-
мо. Ходили со Славкой добывать
толу для глушения рыбы. Сегодня,
когда ездили за водой ведрами ло-
вили довольно большую рыбу. Так
вот Славка и затеял глушить. Авось,
что-нибудь и выйдет.
11 февраля 1942 года
Дурацкий день сегодня, и не-
смотря на то, что, с одной стороны,
большая радость - 800 гр. хлеба.
Комиссар приказал до обеда кон-
чить ту хреновину, и вот я целый
день торчал в 10-й комнате, сделал,
но неважно и до обеда таки не успел,
пришлось возиться после обеда. Эх,
сапоги, сапоги мои, пропали ни за
что. Эх, и дурак. Если узнает стар-
шина или кто-либо другой, влетит
зверски. Эти сапоги камнем лежат
на душе. Взял их сегодня и разломал
совсем, чтобы просохли, совсем про-
пали, осталась одна стелька. Что я
буду делать?
Еще командир наш, засранец,
накидали ему нарядов, вот ходит
как собака, как зверь, сморчок. На-
валился на меня ни за что ни про
что. Обложил матом, сволочь, и
все, а Петров услыхал и: «Сыпугов,
пошлите его завтра с семи до девяти
воду таскать». Эх, зло берет. Ну и
хер с ним. Газеты все старые.
12 февраля 1942 года
Ну погодка стоит вот уже поло-
вину февраля! Морозы небольшие,
словом, тепло.
Хотя бы подольше так. Чувстви-
тельно, но все-таки слабо добавка
действует, чувствительна она лишь
тогда, когда не ешь, а как съел хлеб,
так опять жрать охота. А хитро
сделали: хлеба прибавили, а крупы
убавили, например, в обед сегодня
лишь 35 гр. перловки дали и больше
ничего. Хотел было делать чемодан,
лазил по фабрике, искал петли и
резину для сапога, но не нашел: не
знаю как быть. Как будто начал на-
лаживаться порядок в баллистике,
стали гораздо сдержаннее. Но все
же ругань есть. Заступил я в наряд.
Целый рой мыслей, идей - только
их выполнять! Эх и было бы делов!
Надоело все это, ох и надоело. Вечно
жрать охота, вечно желудок тянет.
Комбат говорит, что наши Лю-
бань взяли и еще кое-что, но это
только говорят.
..
13 февраля 1942 года
Опять мастерил целый день.
Мой чемодан высох. Я все-таки на-
думал сделать выпрямитель для за-
рядки аккумуляторов. За последнее
время нет времени решать задачи.
467 номер все никак не получается.
После обеда сижу в 10-й комнате,
вдруг входит Павлов и приносит
полную тарелку перловой каши.
Эх и навернул ее с удовольствием.
Почувствовал, что желудок полный,
но если бы еще дали, кажется, ел бы
без конца. Вот до чего голодовка
доводит!
На дворе хотя и метет, но тепло,
ветер сильный. Что-то чувствуется,
что понемногу мои отношения с
нашими ребятами улучшаются,
особенно с «маленьким» Егоровым.
Стали теперь за всякое сказанное
слово по отношению к кухне давать
взыскание. Спросишь, почему это,
мол, хлеб мокрый - наряд, молчи
и не говори. Почему суп сегодня
жидкий, - старшина тебя пошлет
«офицеров считать» или воду та-
скать и т. д. - словом, теперь видишь
все безобразия и молчи, а не то по-
лучишь по заслугам. Эх и время же,
черт побери. Старшина заметил, что
я ношу не свой сапог, и спросил, где
это я сжег: говори, чтобы до срока
носки претензий не предъявлял.
Дал Романову сапоги в ремонт,
сделает ли он с ними что-либо? Те-
перь на обед как только гороховый
суп, так с картошкой замечательно
вкусный кажется. Стали тревоги
очень часты, но бестолковые, только
мерзнем. Проходят различные про-
веряющие и прочее.
14 февраля 1942 года
Поехали за хлебом, мясом.
Папирос, говорят, опять не будет.
Вчера хотел купить нож за хлеб, но
не продавали.
Ну и денек сегодня! Просто ис-
ключительно тепло на дворе.
Опять мастерил целый день.
Павлов дал на обед миску горохо-
вого супу.
Вечером пришел дежурный и
объявляет следующее: «Теперь дежу-
рить всем полностью, кроме развед-
чиков, на дворе с десяти часов вечера
до четырех часов утра». Кроме того,
греться не пускают. Что за херовина
такая! Я сначала, да и все так, даже
не поверил, переспросил - да, таки
верно. Тут и смех и горе. Начали го-
ворить, что скоро черт его знает что
придумают. Но все таки быть не быть,
а дежурить надо, на дворе на сегодня
очень тепло. Меня тоже определили
на работу: с 12 до 8 утра топить печь в
бане, а с восьми мыть там же пол. Что
такое? Как будто похоже на взыска-
ние, но нет повода к нему никакого.
Это, наверно, так.
Пришлось идти и топить. Все же
это лучше, чем мерзнуть на дворе, а
История Петербурга. № 6 (58)/2010
предыдущая страница 71 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн следующая страница 73 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст