И
стория учреждении
Управление считает несправедли-
вым и не имеющим достаточного
основания.
Управделами Гос. Эрмитажа8.
И в наше время курсанты, ко-
торые расположились в бывших
казармах на Миллионной улице,
помогают Эрмитажу - чистят от
снега набережную Зимней канавки
и скалывают лед с тротуаров около
музея.
В Исполнительный комитет музея
«Эрмитаж»
Узнав об увеличении состава
служащих библиотеки, канцелярии,
настоящим честь имею покорнейше
просить Вас определить меня на
одну из открывшихся ваканций.
Владею русским , немецким,
английским и французским языком,
пишу на машине и стенографирую
по-русски.
С совершенным почтением
М. Михельсон
Садовая, 120-17
Исполнительному комитету музея
«Эрмитаж»
Настоящим покорнейше прошу
Вас принять меня на одну из от-
крывшихся ваканций.
Владею русским , немецким,
английским и французским языком,
пишу на машине и стенографирую
по-русски, и вообще знакома с кон-
торскими работами.
С совершенным почтением
Александра Михельсон
Садовая, 120-17
Приписка карандашом на вто-
ром заявлении:
«не состоят ли М. и
Александра Михельсон в родстве?»
В Императорский Эрмитаж
г-ну комиссару Н. Н. Пунину
Прошение
Узнав о расширении штата, про-
шу принять меня в состав служащих
в библиотеку или канцелярию. Вла-
дею русским, немецким, французским
и английским языками. Надеюсь на
Ваше благосклонное участие.
Регина Севастьяновна Риттер
Галерная, 25, кв. 5
В Исполнительный комитет
Эрмитажа
Гр. Петра Клавдиевича Степанова
Прошение
Занимаясь изучением истории
внешней культуры, имея в данной
области печатные труды, а также
работая в течение многих лет в
театре в качестве специалиста по
историческим постановкам («Царь
Иудейский» в Эрмитажном теа-
тре), я желал бы предложить Испол-
нительному комитету Эрмитажа
свои знания и приобретенный в этой
области опыт с просьбой зачислить
меня на открывающуюся долж-
ность зав. Хозяйственной частью
Эрмитажа.
Загородный 22, кв. 50
9 октября 1918
На прошении поставлен штамп:
«Исполнительный комитет Эрми-
тажа 10.10.1918 постановил: за -
писать в кандидаты
»9.
Может быть, П. К. Степанову и
удалось получить какое-то другое
место в музее, но на должность за-
ведующего хозчастью был принят
Эммануил Николаевич Оприц -
личность интересная и заслуживаю-
щая внимания. О том, чтобы взять
на работу в советское государствен-
ное учреждение человека с такой
биографией несколькими годами
позднее, где-нибудь в конце 1920-х,
не могло бы уже быть и речи. Мало
того, что он происходил из дворян
Великого Войска Донского и в не-
давнем прошлом был полковником
лейб-гвардии Егерского полка, он
еще имел родного брата, одно упо-
минание о котором должно было
бы закрыть перед Эммануилом
Николаевичем все двери. Илья
Николаевич Оприц - выпускник
Пажеского корпуса, генерал-майор,
командир лейб-гвардии Казачьего
полка, уехал из России, повоевав на
Дону и заслужив славу непримири-
мого противника Советов10.
Иметь родственников за гра-
ницей в то время - что могло быть
хуже? И все же Э. Н. Оприца при-
няли на работу в музей. Вероятно,
сыграли роль личные связи, кто-то
из хороших знакомых поручился
за него как за человека абсолютной
порядочности. Хотя это было ясно
и так, ведь, как известно, даже на-
мек на неблаговидный поступок мог
послужить поводом для выхода из
полка, Оприц таких поводов за все
время службы не давал.
В 1922 году бывший гвардей-
ский полковник числится «заведы-
вающим хозяйством», в 1926 - по-
мощником заведующего хозчастью,
в 1927 - заведовал домами Эрми-
тажа. Была тогда такая должность
- «зав. домами», имелись в виду не
дворец и не музейные здания, а при-
надлежавшие тогда Эрмитажу дома
на Невском, на улице Халтурина
(Миллионной), на Конюшенной
площади и в Соляном переулке11.
Комнаты в домах на ул. Хал-
турина занимали некоторые из
служащих Эрмитажа, при увольне-
нии они должны были освобождать
помещения, но делали это весьма
неохотно, поэтому иногда процесс
выселения затягивался, и довольно
часто дело даже доходило до суда.
Представителем истца, как пра-
вило, выступал Оприц, имевший
доверенность от музея. По числу
таких документов, выданных Опри-
цу для предъявления в губернском
суде, видно, что он довольно часто
вынужден был там появляться.
Несмотря на свое происхождение
и совсем не революционное про-
шлое, Оприц продолжал спокойно
работать в Эрмитаже, как и боль-
шинство научных сотрудников, в
основном принадлежавших к ка-
тегории «бывших». Время чисток в
музее еще не пришло - готовиться
к ним стали с конца 1929 года, а
начались они в 1930-м.
Результат тех чисток очень хо-
рошо виден. Достаточно сравнить
список эрмитажных служащих за
1922 год с таким же списком конца
1930-го, когда уже были почти пре-
творены в жизнь основные прин-
ципы разосланного руководителям
всех советских учреждений, будь
то завод, институт или музей, доку-
мента под названием «Сталинская
эстафета по вопросу кадров».
9 3
История Петербурга. № 6 (58)/2010
предыдущая страница 92 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн следующая страница 94 История Петербурга №58 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст