П .
р и го р о д ы
Узнав о том, что «Бронштейн
некоторое непослушание чинит в
работах», Е. И. В., по словам Ма-
карова, «зело дивятся, понеже и не
таким суд есть».
В январе 1723 года Микетти в
сопровождении своего ученика и
переводчика Ф. Исакова прибыл
с чертежами и моделями новых
петергофских строений в Москву,
где в то время проходили торжества
по случаю коронации Екатерины
Алексеевны9. При этом новый план
он с собой не привез, так как Браун-
штейн его так и не выдал, ссылаясь
на то, что не успел его закончить.
Синявин послал ему из Москвы
разгневанное письмо: «Для вспо-
можения в сочинении оного плана
не малое время были у тебя данные
архитекта Микеттия ученики три
человека. Ныне Е. И. В. того плана
изволит у него (Микетти. -
В. К.)
спрашивать, ибо оной зделан в бол-
шом виде, и чтоб тебе сыскать и тот
план у тебя взять и прислать к нему
с учеником Аксаковым на почте для
объявления Е. И. В.»10.
Оригинальные планы до нас не
дошли, но в Национальном музее
Стокгольма находится копия, сня-
тая, как полагаем, не позднее 1742
года с первого плана 1722 года11. А в
коллекции Государственного Эрми-
тажа хранятся чертежи и рисунки из
числа тех, что рассматривал Петр12.
Чертежи помечены номерами, а на
некоторых стоят вышеупомянутые
латинские литеры: ^ I, К, D, Е, Н
и пр. На многих чертежах рукой
Микетти написано, что под этими
же номерами объекты значатся на
«Генеральном плане».
В Российском государственном
архиве древних актов в деле за 1722
год есть документ - «Описание Пе-
тергофской деревни», в котором по
порядку под теми же номерами, что
и на эрмитажных чертежах, пере-
числены все петергофские строения,
как уже возведенные, так и наме-
ченные13. Против девяти объектов
стоят знакомые литеры. Очевидно,
«Описание Петергофской деревни»
имеет отношение к генеральному
плану, который, возможно, так и на-
зывался, «Петергофская деревня».
Так удалось разгадать резолюцию
Петра. Чертеж с литерой «Е» - это
фонтан «Меркуриев», под литерами
^ Н, К, L скрываются проекты «Сад
Нептунов», «Монте Перназо» (гора
Парнас), «Сад Венеры», и «Сад
A v / </«• haute fû t,tir ftr.-rr’rn eioiU f
,»»»«■ /•
i/«v
cMbinstJ
Ж.-Б. Леблон.
Проект плантажа. 1709 г.
помянутых хитростей». Последнее
название принадлежало обширно-
му Верхнему саду, задуманному на
горе, над Марлинским каскадом14.
Скоропостижная кончина Петра по-
мешала реализации нового генпла-
на. В 1730 году судьбу петровских
«затей» решал на своих заседаниях
Верховный Тайный совет: «По
чертежам делать вновь.
.. на месте,
что было Александра Яковлева и
Чевкина звезду, осаженную дере-
вьями.
в размеренных местах под
буквами F - партер, в котором в
средине пруд и около шесть фантан
и шесть прутков. Н - фанатанку с
кашадами, К - портал, в котором в
средине фантанка, L - портал же и в
средине фантанка и около той фан-
танки четыре пруда (обождать)»15.
Речь, повторим, идет об объектах:
«фантана Меркуриева», «сад Непту-
И. Ф. Браунштейн (?)
Проект «Сада Фортуны». 1721 г. (?)
(копия с проекта плантажа
Ж.-Б. Леблона, 1709г.)
нов», гора «Парнас», «сад Венеры»
и Верхне-Марлинский сад. Лишь
последний проект был частично
реализован, но далеко не в том виде,
как задумал Микетти.
Петр, приказав отложить реали-
зацию проектов на неопределенное
время, сделал исключение для двух
чертежей, помеченных литерами
«D» и «I». Справившись с «Описа-
нием Петергофской деревни», мы
установили, что речь шла о садах
«Бахусова» и «Фортуны»16. На
плане Петергофа 1722 года оба они
показаны: первый - перед западным
фасадом павильона Марли. Впо-
следствии обширная территория
за Петергофским (Марлинским)
ручьем была отрезана от парка17 и
лишь в 1990-х годах возвращена
Нижнему саду. «Сад Фортуны» на-
ходился у павильона «Темпль», сто-
явшего в конце Марлинской аллеи у
восточной границы Нижнего сада.
Вскоре по возвращении из
Олонца в Петербург Браунштейн
подал жалобу Петру на своего
ненавистного начальника У. А. Си-
нявина, что тот «чертежи, которые
заводить в лесах, после приезду
своего из Олонца держал у себя це-
лый месяц, и тогда время было бол-
шие деревья сажать при стуже»18.
По счастью, упомянутые чертежи
сохранились в коллекции Эрми-
тажа19. Нами установлено, что
они представляют собой копии
проектов Ж.-Б. Леблона, опубли-
кованных в качестве иллюстраций
в книге Д’Аржанвиля «La theorie et
la pratique du jardinage.
..». Первое
издание этой книги вышло в Пари-
же в 1709 году. Впоследствии она
многократно переиздавалась, став
в Европе настольным пособием
для устроителей садов. Ко времени
приезда Леблона в Петербург эта
книга уже имелась в библиотеке
Петра, где значилась в каталоге
как «Теория и практика огородов,
которые называютца “веселыя ого-
роды” печатна 1715 году на фран-
цузском». Леблон с согласия Петра
не раз обращался к своим «образ-
цовым чертежам», например, при
создании Монплезирского сада,
боскетов в Верхнем Петергофском
саду и так называемого «лаби-
ринта» во Втором Летнем саду в
Петербурге. Первое упоминание
о закладке «сада у Темпля» со-
держится в рапорте Браунштейна
от 11 мая 1722 года: «Вторично
3 7
История Петербурга. № 1 (59)/2011
предыдущая страница 36 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн следующая страница 38 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст