П
,р и го р о д ы
4 4
добровольные пожертвования. К
храму приписано 7 часовен»31. Церк-
ви принадлежал дом, в котором жил
настоятель храма.
В строительстве Никольской
церкви принимал участие «добро-
хотный податель» купец Филатов32.
Священник Стефан Алексеев при-
ложил много сил для осуществле-
ния строительства храма33.
В 1860-1861 годах по указу
Духовной Консистории от 13 июня
1860 года за № 3153 осуществлялась
реконструкция Никольской церк-
ви34. Были уничтожены боковые
приделы, оставили один престол.
Над центральной частью разме-
стили декоративное пятиглавие.
В то время был в моде «русский
стиль», поэтому была изменена ар-
хитектурная обработка стен храма.
Обновлением церкви, проектными
работами, сметой занимался из-
вестный петербургский архитектор,
профессор Академии художеств
М. А. Щурупов35. Работы обошлись
в 2924 рубля 30 копеек серебром.
613 рублей 50 копеек собрали по
книжке прихода36.
Михаил Арефьевич Щурупов
(1815-1901) - автор многих проек-
тов православных храмов не только
в Санкт-Петербургской губернии,
но и по всей России и за рубе-
жом. Реконструируя Никольскую
церковь, М. А. Щурупов оставил
классический четырехколонный
портик и многоярусную колоколь-
ню, построенную в 1821 году. Это
решение архитектора было продик-
товано своеобразным ландшафтом.
Горизонтальная гладь ладожских
каналов и Ладожского озера под-
черкивает и усиливает эффект
устремленности к небу храма во имя
святителя Николая Чудотворца37.
В середине XIX века Священ-
ный Синод официально разрешил
массовое строительство церквей в
стиле каменных храмов прошлых
столетий. Михаил Арефьевич был
современником и участником этих
событий, поэтому к строительству
храма в Кобоне относился как к
обычной, достаточно типовой куль-
товой постройке38.
Церковное убранство храма, мо-
нументальная настенная живопись,
росписи несущих опор, иконостас
были характерны для православных
церквей середины XIX века. Из
Епархиальных сборников и спра-
вочников Санкт-Петербургской
Кобона. Музей «Дорога жизни».
Памятник советскому поэту
А. А. Прокофьеву. Музей сгорел
в ночь с 13 на 14 мая 2010 г
.
губернии известно, что в церкви
Святителя и Чудотворца Николая
хранились остатки оловянных сосу-
дов, найденных местной крестьян-
кой в колодце среди поля в 1830
году. Семья графа А. И. Мусина-
Пушкина подарила храму «сре-
бропозлащенный крест» и сосуды,
о которых упоминают приходские
клировые ведомости39.
Автор статьи занималась этой
темой в петербургских архивах и
библиотеках в поисках документов
об имуществе и интерьерах храма
для восстановления Никольской
церкви. Практически не осталось
описаний, изображения внутрен-
них интерьеров храма в Кобоне,
тем более имущества. Это связано
с антирелигиозной политикой Со-
ветского государства в 30-е годы
XX столетия.
Об
имуществе храма и внутрен-
нем убранстве мы можем судить по
отдельным историческим источни-
кам и воспоминаниям старожилов
Кобоны, с которыми автор бесе-
довала летом 2002 года по поруче-
нию директора музея-заповедника
«Прорыв блокады Ленинграда»
В. И. Поздняковой. Эти полевые
записи и наблюдения были необ-
ходимы для реставрации церкви
и краеведческих фондов музея-
заповедника «Прорыв блокады Ле-
нинграда», курировавшего проект
восстановления храма. На основе
полевых записей и работы в ЦГИА
Санкт-Петербурга в 2002-2003 го-
дах сложился личный архив автора
по истории села Кобона и окрест-
ностей.
По воспоминаниям коренных
жителей Кобоны Лангова Алексан-
дра Степановича (1922 г. р.) и Поля-
ковой Евдокии Васильевны(1905-
2004), храм освещали серебряные
подсвечники и два паникадила
внушительных размеров40. Иконы с
изображением Богородицы, Спаса,
Святой Троицы, Николая Чудот-
ворца располагались в киотах. Один
из 12 колоколов весил около 120
пудов. Храм Николая Чудотворца
отличался богатым убранством и
благолепием. Купол и столпы вну-
три церкви были расписаны на темы
Благовеста.
Александр Степанович Лангов,
хорошо знающий историю родно-
го села, рассказывал о том, что во
второй половине XIX века был по-
ставлен на колокольне храма новый,
очень необычный крест. Крест дер-
жался на шаре, а его середина была
заполнена гранеными стеклышками.
Благодаря эффекту преломления
солнечных лучей крест сверкал как
бриллиант. Необычный крест стал
своеобразным маяком для ладож-
ских рыбаков. Устанавливал крест
на Никольской церкви церковный
староста Иван Васильевич Харь-
ков41. Этим крестом любовались не
только кобонцы, но и те, кто проез-
жал или проплывал мимо42.
Летом 1937 года решением
Леноблисполкома Никольская
церковь была закрыта43. Следы хра-
мовых святынь теряются после 1937
года, как, впрочем, и всего церковно-
го имущества. Драгметаллы, часть
колоколов увезли в неизвестном на-
правлении. Иконы закрыли в сарае,
через некоторое время сарай сгорел.
Некоторые из колоколов утопили в
канале. Священника Якова Чулко-
ва44 (жители села вспоминали его
как Якова Щулкова. -
Л.
С.) рас-
стреляли, его сыновей отправили в
лагеря. Сельчанам известно, что сы-
новья священника Чулкова воевали
на фронте, однако после войны их
след теряется.
В Кобоне и окрестностях про-
живало немало богатых купцов,
которые часто жертвовали деньги
на храм, строили на свои средства
часовни, щедро одаривали церковь.
Новоладожский купец Илья Гриба-
нов на свои средства построил ча-
История Петербурга. № 1 (59)/2011
предыдущая страница 43 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн следующая страница 45 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст