л о к а д а Л е н и н гр а д а
Постепенно шум в вагоне стал
нарастать. Просыпавшиеся включа-
лись в разговор. Возрастали тревога
и напряженность, потому что боя-
лись возможной бомбежки. Когда
поезд тронулся, шум стал утихать.
Поезд двигался, но очень медленно:
вот-вот остановится. Через неко-
торое время возник какой-то мне
непонятный гул, потом отдельные
выкрики, доносившиеся с улицы.
Пассажиры стали группироваться
у окон, всматриваясь в темноту.
Нарастающий гул усиливал трево-
гу. Вскоре и в нашем вагоне возник
сплошной крик: стоящие у окон,
перекрикиваясь друг с другом, со-
общали об увиденном.
Я тоже смотрел в окно. Какое-
то время видел только маленькие и
большие костры. Потом, на фоне ко-
стров, хаотично лежавшие товарные
вагоны. По мере привыкания глаз к
темноте все отчетливее видел то, о
чем кричали в вагоне.
Многие лежавшие вагоны были
сильно повреждены, некоторые из
них горели. Среди них и на них суе-
тились люди в военной форме. Одни
тушили огонь, поливая из ведер,
другие что-то вытаскивали из ва-
гонов. Недалеко от вагонов лежали
сплошными рядами и отдельными
кучами вещи и тела людей.
Вокруг - черной стеной лес.
Пространство между лесом и насы-
пью было залито водой, отражавшей
блики костров. На поверхности
воды выделялись черные пятна
кочек.
Поезд шел медленно, но не оста-
навливаясь.
Когда проехали то место, пас-
сажиры стали делиться мнениями.
Выяснилось, что подобное было и
на другой стороне пути. Предпо-
лагали, что разбит поезд, отправ-
ленный перед нами, на который
мы опоздали. Это предположение
подтвердилось, когда мы приехали
на конечную станцию - Ваганово,
или Ладожское озеро.
Приехали под утро. Было темно,
однако люди стали выходить, унося
свои вещи. Вышли и мы. Когда я
осмотрелся, увидел, что из соседнего
товарного вагона люди вылезали
прямо в воду. Водой была покрыта
вся видимая часть территории. Все
шли вдоль пути по ходу поезда.
Мы стояли, боясь сойти с сухо-
го места. Было холодно. Моросил
мелкий дождь. Пахло водой и пре-
лостью. Долго ли мы простояли,
не знаю, но сильно продрогли.
Боясь, что мы простудимся, мать
решила идти. К тому времени дождь
уменьшился, а темнота маленько
рассеялась (или глаза привыкли к
темноте). Стало видно дальше.
Люди шли, согнувшись под тя-
жестью ноши, стараясь переступать
с кочки на кочку. Некоторые, поте-
ряв равновесие или силы, роняли
ношу. Пытаясь вытащить ее из воды,
сами падали рядом с ней. Пытались
подняться. Кому это удавалось,
шел вперед прямо в воде, оставив
ношу. Таких было много. Мы шли с
большим трудом. Я не видел, чтобы
кто-то кому-то помогал.
Мы, нагруженные узлами, шли
по откосу насыпи. Идти было очень
трудно и скользко, из-за чего часто
падали, но спуститься вниз боялись:
могли оказаться в воде. Места, где
вода подходила к рельсам, перехо-
дили по кочкам, помогая друг другу.
Пройдя последний вагон, пошли по
шпалам, как и многие. Пока шли,
почти совсем рассвело. Впереди нас
шло много людей. Как мне казалось,
все шли в неизвестность. Мать,
увидев сухое место, решила оста-
новиться для отдыха и выяснения
нашего состояния и дальнейших
действий. Немного отдохнув, она
ушла на «разведку», посоветовав
нам не сидеть долго, а двигаться.
Отдохнув от ходьбы, почувство-
вал, что хочу есть, но, понимая, что
взять еду негде, помалкивал. Однако
мысль о возможности поесть меня
не покидала, так как нам говорили,
что будут кормить в пути. Я ждал
мать и еду.
Было тихо: ни стрельбы, ни гула
самолетов и машин. Вскоре пошел
густой мокрый снег. Стало темнее.
Окрестность просматривалась смут-
но. Вокруг нас - редкий сосновый
лес. Вдоль железной дороги - раз-
битые и горелые вагоны. На фоне
черной поверхности воды - люди,
шедшие медленно, согнувшись,
перешагивая с кочки на кочку, или
где как. Многие несли узлы, мешки
и чемоданы или тащили волоком.
Некоторые шли налегке, иногда
падая на кочку или в воду.
Все запомнилось мне это пото-
му, что, во-первых, старался увидеть
мать, боясь, что она не найдет нас;
во-вторых, те места были для меня
пугающей «чужбиной»; в-третьих,
угнетала непривычная тишина,
которую, как мне казалось, не на-
рушали даже люди; шли тихо, а если
говорили, то как будто шепотом.
Мать пришла. Взяв вещи, мы
пошли в сторону, куда шли все, ста-
раясь наступать на уже затоптанные
кочки. Усилившийся шум машин
возвещал о приближении к озеру.
Вышли на свободное простран-
ство. Там было очень много людей.
Вновь пришедшие занимали сухие
места, укладывая на них свои вещи.
Кто-то сказал, что нужно сидеть и
ждать своей очереди отправиться
на ту сторону: «Придет машина и
заберет». Сели и мы.
Дул пронзительный холодный
ветер, из-за чего стало холоднее.
Мелкий моросящий дождь сменил
мокрый снег. Мать укрыла меня и
сестру одеялом, предупредив, чтобы
не заснули.
Некоторые люди куда-то уходи-
ли, а вернувшись, уводили своих и
уносили вещи. Мать тоже ушла. Я
стал осматривать новую местность.
Плохая видимость ограничивала
обзорность.
Вокруг нас были видны кучи
из вещей, на которых сидели или
лежали люди, укутанные, как и мы,
в одеяло или во что-то. Казалось,
они спят.
Когда пришла мать, мы тоже
отправились в путь. К тому времени
дождь существенно ослабел. Стало
светлее. Оказалось, что куч было
очень много. Некоторые из них
были покрыты старым обледенелым
снегом, однако и на них сидели и
лежали укутанные во что-то люди.
В разных местах валялись узлы,
мешки, трупы. Все, что лежало в
воде, выглядело кочками.
Какая была организация от-
правки на ту сторону, не знаю. Те-
перь полагаю, что каждый сам искал
возможность уехать.
Машин было много и на берегу,
и на озере. На берегу они буксовали,
рыча моторами. На озере медленно
«плыли», погрузившись в воду по
кузов.
Только днем удалось матери
остановить машину. Водитель, спро-
сив много ли вещей, выпрыгнул из
кабины, побросал в кузов узлы, по-
садил туда же нас и, предупредив,
что машина «больна», из-за чего
возможна задержка в пути, поехал.
Отсутствие дверей кабины я при-
нял за ее болезнь. Немного проехав,
машина остановилась. Выпрыгнув
6 9
История Петербурга. № 1 (59)/2011
предыдущая страница 68 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн следующая страница 70 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст