п
о в р е м е н н ы е м е м у а р ы
В нашем дивизионе служило
четыре человека из Ленинграда.
Авторитет ленинградцев среди
матросов был непререкаем. Мы
были дружны и дорожили этой
честью! Даже меж собою прово-
дили строгие разборки, если была
задета честь Ленинграда по вине
кого-нибудь из нас. Но дедовщины
у нас не было и в помине! Мы даже
не знали такого слова! Чинодраль-
ства у нас также не было, пока из
послевоенных училищ не стали
поступать к нам вышколенные
кастовые офицерики. Те офицеры,
наши командиры, которые пришли
на войну, были для нас старшими
братьями, опытными воспитате-
лями, нашими справедливыми
судьями и наставниками. У них
всегда хватало житейской му-
дрости не унижать человеческого
достоинства своих подчиненных
и не обижать зазря! Одного (из
не в меру кичливых) молодого
офицера, еще совсем зеленого, я
однажды поставил на место. Так
он побежал к комдибу Иванову на
меня жаловаться. А тот ему сказал
(со слов его денщика): «.
..тебя
салагой, тиной назвали, а ты что,
бывалый моряк? Я вот четверть
века на флоте. Меня стариком на-
зывают, а я не обижаюсь. Ведь так
оно и есть! Так вот сам налаживай
хорошие взаимоотношения с кол-
лективом! И чтобы я тебя с по-
добными обращениями больше не
видел!» И этого молодого зеленого
офицерика как подменили! Он
оказался талантливым офицером.
Организовал самодеятельность,
сам играл на баяне. Меня привлек
к этому делу, и мы даже подружи-
лись! А новобранцев никто никог-
да не обижал. Шутить по-доброму,
конечно, подшучивали. Таковы
флотские традиции: «посылать
пить чай на клотике» или «про-
дувать макароны на камбузе». Без
розыгрышей на флоте не бывает.
Были они и у нас. Часто к нам от
девушек приходили безымянные
письма: «Лучшему матросу в ча-
сти» (чтобы завязать знакомство).
Знали мы, что ленинградец, радист
Лешка Зыбин, заскучал. Вот мы
и «провернули авантюру»: сами
создали безымянное письмо из
Ленинграда, которое по всем пара-
метрам (рост, характер, профессия,
взгляды на жизнь) подходило бы
к Зыбину. Такие письма, как пра-
вило, читали коллективно. Вот и
присоветовали ему на это письмо
ответить (дескать, поедешь домой
в отпуск, там и свидишься). А он
на это клюнул. И завязалась пере-
писка между ним и его товарищем
по соседней койке. Труднее всего
пришлось с фотографией, кото-
рую он просил ему выслать. Но
разыскали, с большим трудом и
плохого качества. Он поначалу
обиделся на нее за это. Но мы его
убедили, что живет на стипендию,
откуда у нее лишние деньги? И вот
когда он стал по «липовому» адре-
су оформлять денежный перевод,
то пришлось сказать ему, что это
розыгрыш! Он долго не мог нам
этого простить. Адъютант, или ден-
щик (что вернее) нашего комдива
Саня Члетяков был ленинградцем,
которого на «семейном совете» мы
чаще всего прорабатывали, но с
него как с гуся вода. Он опаздывал
из увольнения, а наказывали всех!
Вот однажды его и решили при-
пугнуть. Дорога к пирсу полегала
через лесок. А он вновь опаздывал
из увольнения. Двое обмотались
простынями и засели в кусты по
обе стороны дорожки. Когда Саня
скосил глаз направо, то увидел
одно привидение, а когда посмо-
трел налево - увидел другое при-
видение! И не на шутку струхнул.
Мимо вахтенного он промчался со
страшной скоростью, выкрикнув
на ходу: «Меня там грабят, а ты
тут стоишь!» В кубрик он ворвался
ни жив ни мертв (был бледен и его
трясло). Его спросили: «Саня, что
случилось?», а он ответил, что в
лесочке выскочили на него шесте-
ро бандитов, и все в макинтошах.
..
Сказал, что еле ноги унес. Вот так
бывает. У страха глаза велики!
Был еще один случай, который,
пожалуй, даже и розыгрышем не
назовешь. Узнал один из наших,
что его фамилия такая же, как у на-
чальника политуправления КБФ.
И сам распустил слух, что это его
дядя. Затем сам позвонил комдиву
и поинтересовался, как служится
его племяннику. А через некоторое
время попросил оформить племян-
нику внеочередной отпуск на роди-
ну на 10 суток для сопровождения
начальника политуправления, что
и было сделано немедленно. Но
уже через неделю комдив на одном
из совещаний в штабе КБФ увидел
начальника политотдела и спросил
его: «Как съездили на родину?» Тот
был страшно удивлен и озадачен по-
добным вопросом! А комдив все по-
нял и срочно на родину авантюриста
направил вооруженный конвой из
двух матросов нашей части. Привез-
ли его «чуть тепленьким», так как он
там загулял и не ожидал, что за ним
так быстро приедут. Получил он от
комдива «на всю катушку», 20 суток
ареста, но под суд не отдали, так как
не хотел комдив, чтобы на старости
лет друзья над ним потешались.
Вот так и проходила моя служба
в артиллерийской разведке диви-
зиона. Но, несмотря на мои новые
обязанности по линии дивизионной
разведки, когда наступали армей-
ские праздники (Дни армии флота,
День артиллерии, День Победы),
комдив всегда привлекал меня,
7 5
История Петербурга. № 1 (59)/2011
предыдущая страница 74 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн следующая страница 76 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст