п
о в р е м е н н ы е м е м у а р ы
7 8
песни или рассказывали страшные
истории.
Но вернемся в городок. В глав-
ном здании училища, занимавшем
целый квартал по Съездовской, на
втором этаже жили курсанты, а на
высоком первом находились учеб-
ные классы и служебные помеще-
ния. Детям там нечего было делать,
но один раз по какому-то поводу я
там все же оказалась. Дело было к
вечеру, коридор был бесконечный,
совершенно пустой и сумрачный,
слева поблескивали стеклами широ-
кие окна во внутренний двор, а спра-
ва, через равные интервалы, стояли
какие-то темные фигуры, которые
я поначалу приняла за часовых.
Они были в шапках, напоминавших
буденновку, неподвижные и без
лиц. На самом деле таинственные
часовые оказались старинными
вертикальными, ростом с человека,
ребристыми радиаторами отопле-
ния с закруглением и шишечкой
наверху.
Под высоким первым этажом
этого здания проходит такой же
длинный коридор с окнами на
уровне тротуара. Его называли
«дунькиным», в нем находились
разные подсобные службы, в том
числе и сапожная мастерская. В
полном смысле сапожная, потому
что именно сапоги чаще всего посту-
пали туда для ремонта, и в полном
смысле мастерская, поскольку там
работал настоящий мастер своего
дела, умевший не только чинить
сапоги. Но об этом я еще скажу.
Если от нашего дома идти по
аллее мимо плаца, оставив справа
невысокий старинный учебный
корпус, замыкающий собой вну-
тренний двор, а слева - спортивную
площадку с турниками, шведскими
стенками и металлическими кон-
струкциями с канатами, мы подой-
дем к зданию, выходящему окнами
на Неву, с двусветным актовым
залом, большим аванзалом и множе-
ством помещений разного размера и
назначения. На первом этаже этого
здания была столовая для офицеров
и курсантов, на второй вела лестни-
ца с такими широкими и гладкими
каменными, кажется, перилами, что
по ним легко, как мы быстро выяс-
нили, лежа на животе можно было
съезжать со второго этажа вниз.
В здание можно было попасть и с
другого входа, по парадной лестнице
со стороны Съездовской линии, но
его открывали только по особым
случаям.
В актовом зале этого здания,
примыкающего к Меншиковскому
дворцу, и состоялся в 1917 году
I Всероссийский съезд Советов, на
котором в ответ на малодушное за-
явление меньшевика И. Г. Церетели
о том, что в России в тот момент не
было партии, готовой взять власть
в свои руки, В. И. Ленин с места
возразил «Есть такая партия! Это
партия большевиков». В честь того
исторического события Кадетская
линия после революции была пере-
именована в Съездовскую.
Это здание называлось у нас
клубом, в нем часто проходили ме-
роприятия разного масштаба - кино,
концерты, танцы, работали кружки
кройки, шитья и вязания, прово-
дились уроки музыки для детей. В
феврале 1945 года дважды Крас-
нознаменное военно-политическое
училище имени Фридриха Энгельса
праздновало свой 25-летний юби-
лей. В клубе по этому поводу со-
стоялось торжественное заседание,
за которым последовал концерт, а на
плацу прошел парад.
Пригласительный билет
на юбилей училища
Вскоре после войны в честь
какого-то большого праздника в
клубе решили устроить банкет, на
который офицеры приглашались
вместе с женами. Женщинам при-
шлось думать о том, в чем пойти. У
мамы были только самые обычные
туфли для улицы, поэтому было
принято решение приобрести что-то
понаряднее и заказать обувь у того
мастера, который работал в мастер-
ской училища. Принесенные домой
туфли произвели настоящий фурор
среди домашних и соседей. Изящно-
го силуэта, из черной лакированной
кожи, со съемным бантом, тоже
черного лака, но с узенькой белой
окантовкой, они были невероятно
красивы и торжественны и вполне
соответствовали праздничному сло-
ву «банкет». Для проверки качества
лака все дышали на его сверкающую
поверхность и удивлялись, как
быстро след от дыхания испарялся -
верный признак того, что кожа и лак
были самой высшей пробы.
По какому-то другому пово-
ду маме был сшит жакет, тоже в
мастерской училища, швейной.
Материалом для него послужил
отрез ткани, из которой военным
шили кители. Нашей семье было не
привыкать носить такое - когда брат
был дошкольником, ему из старой
отцовской гимнастерки сшили ру-
башку на пуговицах, с погончиками
и накладными кармашками. Не умея
еще правильно произнести слово,
он называл ее «германстерка». Пу-
говицы на мамином жакете были не
обычные пластмассовые, а метал-
лические, выпуклые, благородно
обтянутые той же тканью. Под ней
пальцами можно было прощупать
звездочку - ведь пуговицы были
тоже военными. Этот жакет не со-
всем обычного происхождения жи-
вет теперь в одном из крупнейших
музеев Санкт-Петербурга.
Моя мама, еще в юности научив-
шаяся шить и вязать крючком, ре-
шила повысить свою квалификацию
и записалась на занятия вязания на
спицах. Иногда она брала с собой
меня. Занятия проходили в одном
из помещений клуба, где сохрани-
лись от старых времен большие
напольные китайские вазы, в рост
взрослого человека, на которых
были замечательные многоцветные
рисунки, во всех подробностях изо-
бражавшие китайские деревенские
сценки, природу, неведомых птиц.
Пока рассмотришь со всех сторон
одну такую вазу - незаметно про-
бежит час занятия.
Шерстяных ниток для вязания
в магазинах того времени не было,
поэтому женщины покупали на
рынке мотки деревенской некра-
шеной шерсти и дома сами красили
ее в разные цвета, благо разные
краски-порошки в магазинах про-
давались. За год учебы было связано
множество «образцов» и полезных
предметов - от носков и варежек
до больших ажурных платков,
свитеров-джемперов и даже пла-
тьев. Готовую шаль-«паутинку»
с широкой ажурной каймой, из
некрашеной шерсти, стирали в
мыльном растворе, после чего она
приобретала цвет слоновой кости,
История Петербурга. № 1 (59)/2011
предыдущая страница 77 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн следующая страница 79 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст