Г
о р о д д а л е к и й и б л и зки й
ми», подчеркивая их «варварскую»
сущность.
А в русских летописях и жи-
тиях в рассказе о месте крещения
Владимира царила удивительная
путаница. Хотя не подлежит сомне-
нию, что эта история была написана
по горячим следам и явно - оче-
видцем событий. Но те рукописи,
которые дошли до нашего времени,
были гораздо более поздними и
накопили за столетия переписок и
переделок множество искажений и
разночтений.
Не получив вразумительного
ответа, к какой же исторической
точке привязать будущий памятник,
адмирал пошел другим путем. Он,
видимо, решил установить его в то-
пографически выгодном месте - на
возвышенности, чтобы монумент
было видно издалека.
Что же касается памятника, то
в зависимости от суммы, которую
удастся собрать, Грейг предполагал
построить обелиск, часовню или
большой храм.
Собирать деньги предпола-
галось по всенародной подписке.
Строительство храмов на пожерт-
вования было в России широко
распространено.
29
октября 1825 года Севасто-
поль посетил император Александр
I, и А. С. Грейг, пользуясь случаем,
подал царю записку о необходи-
мости начать всенародный сбор
пожертвований на строительство
храма в честь св. Владимира (адми-
рал решил просить по максимуму)
и «высочайшее соизволение» полу-
чил. Император распорядился пору-
чить Академии художеств составить
проект памятника в виде красивой
церкви и богадельни при ней.
Но история сыграла с идеей
сооружения Владимирского храма
злую шутку. Первую, но не послед-
нюю в его удивительной истории.
Во время пребывания в Крыму
император, лечившийся до того в
Таганроге от последствий сильной
простуды, полученной во время
страшного наводнения в Петербурге
7 ноября 1824 года, снова сильно
простудился. Вернувшись из Се-
вастополя в Таганрог, Александр
прожил всего 20 дней и скончался
19 ноября 1825 года.
Но, как ни удивительно, об идее
увековечения места крещения Вла-
димира не забыли. Видимо, адмирал
Грейг не давал забыть.
В 1829 году Академия худо-
жеств представила уже Николаю I
проекты памятника в Херсонесе, из
которых Николай выбрал проект
обелиска, выполненный киевским
архитектором Беретти. То есть
Грейгу удалось «пробить» лишь ми-
нимальную версию своей идеи.
С разрешения императора была
объявлена всенародная подписка
на сооружение монумента, которая
длилась три года - до 1832 года.
Собрана была колоссальная сумма
- 201,5 тысяч рублей ассигнациями
и более 8,5 тысяч рублей серебром.
Она лежала без движения на счетах
Черноморской казначейской экспе-
диции, расположенной в Николаеве,
так как чиновники никак не могли
утвердить смету на строительство.
Чтобы представить себе, что та-
кое двести тысяч в ту пору, приведем
пример: строительство громадного
Константиновского форта, по сей
день украшающего вход в Севасто-
польскую бухту, обошлось казне в
полмиллиона рублей.
Итак, сметы не утверждались,
а деньги лежали без движения на
счетах казначейства.
Время шло. К идее увековечить
место крещения князя Владимира
вернулся уже новый командующий
Черноморским флотом - леген-
дарный адмирал М. П. Лазарев. В
сентябре 1836 года, встречаясь с
императором в Чембаре (ныне это
г. Белинский в Пензенской обл. -
И. Д.),
адмирал поднял вопрос о
судьбе памятника в честь крещения
св. Владимира. К тому времени на
казначейских счетах лежало уже
350 тысяч рублей ассигнациями,
собранных на строительство мо-
нумента.
Решили строить не обелиск, а
собор. Но не в Херсонесе, а в Се-
вастополе, на самом возвышенном
месте, в центре города. Решили и
снова отложили дело. Деньги про-
должали лежать на счетах, «про-
кручивались», как сказали бы в
наше время.
События разразившейся в 1854-
1855 годах Крымской войны с Фран-
цией, Англией и Турцией отсрочили
задуманное, а через несколько лет по-
сле ее окончания вновь было принято
решение разделить сумму собранных
пожертвований и построить два Вла-
димирских храма.
Один - в центре Севастополя,
на горе; другой - в честь 900-летия
крещения Руси - на развалинах
Херсонеса, в том месте, где на древ-
ней городской площади еще в 1827
году были раскопаны два христиан-
ских храма.
О строительстве и судьбе «Хра-
ма адмиралов», так называют се-
вастопольцы Владимирский со-
бор, петербургского архитектора
К. А. Тона можно написать еще один
рассказ. Важно отметить тот факт, что
источником в работе для К. А. Тона
послужили исследования византий-
ского зодчества, которые велись в те
годы его учеником Д. И. Гриммом.
Идея строительства памятни-
ка в Херсонесе, после принятия
решения о сооружении собора в
Севастополе, была оставлена, но
не забыта.
Кровопролитная Крымская
война, стоившая нашему народу
более чем 150 тысяч жизней, а
противнику - более 50 тысяч, за-
кончилась поражением России. Ей
запрещалось иметь на Черном море
военный флот, она вынуждена была
оставить отвоеванные у Турции
земли и фактически перестала быть
европейской сверхдержавой.
Севастополь, полностью раз-
рушенный, лежал в руинах, и вос-
станавливать его было не на что, да и
незачем, ведь в отсутствии флота его
главная база становилась не нужна.
Почти 15 лет город не возрождали.
Севастополь лежал в руинах, но
в Херсонесе уже с 1857 года начались
активные работы по строительству
новых зданий для монастыря. Как
будто древний город конкурировал
с новым.
Когда Севастополь при М. П. Ла-
зареве активно строился, Херсонес
пребывал в некотором забвении. А
когда город славы лежал в руинах,
в городе древнем разворачивалась
стройка.
И вот на фоне «строительного
бума» в Херсонесе императором
было принято решение о возведении
здесь Владимирского собора. Это
было уже третье решение, и прини-
мал его уже третий император.
Александр II вступил на пре-
стол после смерти отца 19 февраля
1855 года в разгар Крымской войны.
И хотя он не был виноват в разгро-
ме русской армии, тяжесть и позор
поражения ему пришлось взвалить
на свои плечи. Ему же предстояло
возрождать и реформировать демо-
рализованную страну.
9 5
История Петербурга. № 1 (59)/2011
предыдущая страница 94 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн следующая страница 96 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст