Г
о р о д д а л е к и й и б л и зки й
на набережной Мойки (капитально
перестроена в 1920 году).
Благодаря высотному венча-
нию Немецкая церковь на Мойке
воспринималась как доминанта
прилегавшего района, отмечавшая
точку планировочной структуры -
место, где Большая Морская улица
сливается с набережной.
Проект Д. И. Гримма лег в основу
Владимирского собора в Кронштад-
те, возведенного Х. И. Грейфаном
(1875-1879).
Это тоже базиликальный храм с
высокой колокольней и необычной
постановкой пяти декоративных
главок в плоскости восточного
фасада.
Еще одна грань мастера - за-
мечательные работы в области
прикладного искусства и интерье-
ра. В частности, для освещения
Владимирского храма в 1878 году
были заказаны три паникадила и
два подсвечника из вызолоченной
бронзы на железных цепях. Грейфан
избрал рисунки академика.
Собор имел важное значение
для Кронштадта, являлся полковым
для всех сухопутных воинских под-
разделений крепости.
На равнинной местности и при
общей низкоэтажной застройке
храм с пятью высокими главами и
50-метровой колокольней стал важ-
ной доминантой, организующей
пространственно-планировочную
структуру северо-восточной части
города. Главы и колокольня Вла-
димирского храма были видны с
дальних точек невского фарватера
и являлись ориентиром для мор-
ских судов. И в наше время вос-
становленные церковные шатры
и главы можно видеть примерно с
середины дамбы.
«Русский стиль» тоже занимал
важное место в творчестве Гримма.
Самобытные приемы и мотивы
перефразированы им в церкви св.
Ольги в Михайловке под Петер-
бургом (1861-1864). Это не под-
ражание старинной архитектуре, а
создание нового образа.
Покровская церковь Егер-
ской слободы в Гатчине (1885-
1888; Круговая ул., 7; совместно с
И. А. Стефаницем). Изящная гат-
чинская постройка, облицованная
красным кирпичом и светлым
камнем, увенчанная декоративным
пятиглавием, и конкурсный проект
храма на месте смертельного ране-
ния Александра II - выдержаны в
характере «узорочной» архитектуры
XVII века.
В то время Д. И. Гримм входил
также в Комиссию по сооруже-
нию храма Воскресения Христова
(«Спаса на Крови»).
Последняя крупная работа
зодчего - проект Великокняжеской
усыпальницы в Петропавловской
крепости (1885-1887, доработан при
участии А. И. Томишко в 1896).
Центрический объем здания
завершен массивным четырех-
гранным куполом, восьмигранным
барабаном и миниатюрной главкой.
Ордерный и пропорциональный
строй фасадов, мотивы барокко и
живописный силуэт согласованы
с Петропавловским собором, к
которому ведет соединительная
галерея. Вместе с тем система пере-
крытия на четырех пересекающихся
арках восходит к средневековым со-
оружениям Армении. В проекте ис-
пользован принцип «золотого сече-
ния». Усыпальница возводилась уже
после смерти автора проекта под
руководством А. И. Томишко, а затем
Л. Н. Бенуа, который внес в компози-
цию ряд изменений (1896-1908).
Изменения архитекторов
А. О. Томишко и Л. Н. Бенуа не
повлияли на основу замысла. Как
всегда, Д. И. Гримм выводил здесь
архитектурную композицию из
функции здания, определившей его
простой план (следовало разместить
около 100 склепов) и торжественно-
строгий облик храма-мавзолея.
Мы видим, насколько усыпаль-
ница пропорционально соотнесена
с Петропавловским собором. Зда-
ние воспринимается как продол-
жение собора и уравновешивает
его силуэт в панораме невской
акватории, а было задумано, как до-
полнение; настолько тонка образно-
стилистическая связь с обликом
Петербурга.
Великокняжеская усыпальница
стала одним из лучших образцов ор-
ганичного включения нового здания в
историческую архитектурную среду.
Легко представить себе, какой
ответственной была задача воз-
ведения ее массивного объема в
сакральном центре столицы, бок о
бок с шедевром Трезини. Однако,
положив руку на сердце, сейчас
трудно себе представить, что это-
го здания не видели ни Росси, ни
Пушкин.
Следует отметить, что ни в
одной из работ зодчий не возвраща-
ется к опыту херсонесского храма,
подобно своим коллегам.
Д. И. Гримм был одним из
самых авторитетных деятелей
российской архитектуры свое-
го времени, членом-учредителем
Санкт-Петербургского общества
архитекторов, его представителем с
1888 по 1890 год и почетным членом
с 1891-го, входил в редколлегию
журнала «Зодчий». Среди прочих
в журнале публиковались теоре-
тические статьи, затрагивавшие
проблемы национального стиля и
рациональной архитектуры.
35
лет, с 1859 по 1894 год, он пре-
подавал в Академии художеств, был
одним из ведущих профессоров.
Другие работы Д. И. Гримма в
Санкт-Петербурге немногочислен-
ны, но разноплановы.
Пятиэтажный доходный дом
С. Д. Башмакова (1868-1869; наб.
р. Мойки, 42 - Б. Конюшенная ул.,
29) решен в характере классици-
стического «стиля Людовика XVI»,
с рустованными лопатками и раз-
нообразными формами наличников
окон.
Уместное дополнение класси-
ческого облика окружающей за-
стройки.
Гримм выполнил отделку залов
библиотеки Академии художеств
(1868), ряд работ для Калинкин-
ской больницы и Интендантского
музея.
При реконструкции Конногвар-
дейского манежа на Исаакиевской
площади (1872-1873) посреди-
не боковых фасадов добавлены
группы дорических колонн, кото-
рые воспринимаются как элемен-
ты первоначального сооружения
Д. Кваренги.
Он проектировал и новые по
функции сооружения, например
парки городских конно-железных
дорог на Петербургской стороне и
Васильевском острове (48 зданий
построены в 1870-х годах).
Особое место в его творчестве
занимали памятники. Первый из
них - монумент Петру I в Во-
ронеже (1858-1860, скульптор
А. Е. Шварц).
В Петербурге Д. И. Гримм раз-
работал всю архитектурную часть
памятника Екатерине II (1870-1873,
его помощником был В. А. Шре-
тер), за что 24 ноября 1873 года
9 7
История Петербурга. № 1 (59)/2011
предыдущая страница 96 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн следующая страница 98 История Петербурга №59 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст