ностранцы в Петербурге
16
Джонса в русскую службу. Протест
успеха не имел, но сильное пред-
убеждение, враждебное отношение к
Полю Джонсу осталось, в том числе и
среди русских государственных дея-
телей (граф А. А. Безбородко, князь
Г. А. Потемкин). Это сыграло свою
роль в следующем году. Мешали
Джонсу при дворе и такие его ка-
чества, как прямодушие, вспыль-
чивость, что создавало ему больше
врагов, чем друзей21.
В дневнике секретаря Екатери-
ны II А. В. Храповицкого рассказано
о его внешности: «Современники
описывают Поля Джонса корена-
стым, плотным, смуглолицым чело-
веком среднего роста. На портрете,
изданном в Париже при его жизни,
он изображен в шляпе с кокардой на-
зад, гордо подбоченясь левой рукой,
а правой; камзол раскрытый к верху
груди. Он широко подпоясан ша-
лью, из-за которой торчат приклады
пяти пистолетов. Глаза наглые, нос
луковицей, слегка вздернутый.
Тонкие и сжатые губы насмешли-
во злобны. Портрету этому место
не возле портретов Вашингтона и
Франклина, а между портретами
Робеспьера и Марата»22.
Разумеется, Поль Джонс не из-
менник Англии, он ведь не служил
в английском флоте. Переселился
он в Америку, когда та была англий-
ской колонией, и вместе со всем
населением колонии участвовал в
войне против бывшей метрополии.
Он был одним из первых героев
Америки, пламенным патриотом
Соединенных Штатов.
Менее двух недель Джонс про-
был в российской столице, и 7 мая
он выехал на юг, к месту службы. Он
проживал тогда, по-видимому, в го-
стинице «Лондон» в доме трактир-
щика Гейденрейха на углу Невского
проспекта и Адмиралтейской пло-
щади (ныне Невский пр., д. 1)23.
Джонс страстно любил вер-
ховую езду. В Виргинии, в парках
Парижа его часто видели в седле.
И путешествие из Петербурга в
Херсон, как отмечал американский
историк А. Бюелль, он совершил
главным образом верхом24. Уже в
конце мая он прибыл к театру во-
енных действий. Здесь состоялось
его знакомство с Г. А. Потемкиным
и с А. В. Суворовым.
Главнокомандующий русскими
войсками князь Г. А. Потемкин раз-
делил флотилию, действовавшую в
Адмирал С. К
. Крейг
Днепровском лимане против турец-
кой крепости Очаков, на две части.
Гребной эскадрой командовал не-
давно принятый в русскую морскую
службу принц Нассау-Зиттен, а па-
русной - греческий волонтер капитан
1-го ранга Алексиано. Обе эскадры
должны были взаимодействовать, но
друг другу они не подчинялись, что
было чревато недоразумениями.
По прибытии Поля Джонса По-
темкин назначил его командовать
парусной эскадрой, а Алексиано
оставлен при нем «за советника».
Алескиано и много греков, служив-
ших на недавно созданном Черно-
морском флоте, затаили обиду.
Алексиано участвовал в сражении
в лимане, был произведен в контр-
адмиралы, но неожиданно 8 июля
1788 года он скончался на том же
флагманском корабле «Владимир»,
которым командовал до прибытия
Поля Джонса25.
Потемкин 15 июня 1788 года
писал из лагеря на р. Буг Екатери-
не II: «Пауль Жонес весьма нам
будет полезен. Через него сделано
немало приобретения для службы.
Он знающ и в вооружении судов.
Многосовершенно доволен и я; ко-
нечно, ему подам все выгоды, но не
могу скрыть от вас, сколько с при-
нятием его людей огорчились: почти
никто не хотел оставаться. Англича-
не все хотели оставить службу, тоже
и наши многие морские. Бригадир
Алексиано командир был эскадры,
которую я Пауль Жонесу пору-
чил, - чуть было с ума не сошел от
печали. Что мне стоило хлопот это
устроить»26.
Под Очаковом пересеклись
пути Поля Джонса и А. В. Суворова,
командовавшего войсками в районе
Херсона - Кинбурна. Они быстро
нашли общий язык и в прямом
(французский язык) и в переносном
смысле и не раз встречались в скром-
ной квартире Суворова в военном
лагере, в каюте контр-адмирала на
флагманском корабле «Владимир»,
согласовывая планы блокады Оча-
кова, совместные действия против
турок. Впоследствии Джонс писал,
что Суворов был наиболее близким
его другом из всех людей, которых он
встретил в России: «Он был одним
из тех немногих людей, которые
интереснее завтра, чем сегодня, а
послезавтра - приятнее, чем завтра.
Храбрый до безумия, великодушный
до бесконечности и способный на
военное дело выше всякого вооб-
ражения. Несмотря на его грубую
внешность, Суворов - величайший
воин России не только теперь, но, я
полагаю, и в будущие времена. Он
должен быть поставлен в древние
времена наряду с Александром Ма-
кедонским, Аннибалом и Цезарем,
а в новые времена - с Густавом-
Адольфом, Мальборо и Фридрихом
Великим. Что же касается настояще-
го времени, то я полагаю, что он не
только первый полководец России,
но и всей Европы»27.
17 июня 1788 года гребная
эскадра в составе семи канонерских
лодок и около десяти вооруженных
баркасов и других мелких судов под
командой контр-адмирала принца
Нассау-Зигена, чтобы предупре-
дить готовившееся нападение турок,
Поль Джонс
История Петербурга. № 2 (60)/2011
предыдущая страница 15 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн следующая страница 17 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст