ностранцы в Петербурге
в 4 часа утра смело атаковала на-
ходившийся у Очакова турецкий
флот в составе десяти линейных
кораблей, шести фрегатов, 44 галер
и других судов. В сражении при-
нимала участие и парусная эскадра
под командой Поля Джонса в со-
ставе трех линейных кораблей, пяти
фрегатов и шести мелких судов. В
результате упорного сражения и,
главным образом, действий гребной
эскадры турецкий флот был разбит
и, потеряв два 64-пушечных линей-
ных корабля в беспорядке отступил
к очаковским укреплениям28.
В ту же ночь на 18 июня турец-
кий флот пытался оставить Очаков
и проскочить мимо Кинбурна, но
с батарей, возведенных на мысу,
по ним открыли сильный огонь.
Турецкие суда пришли в замеша-
тельство, сбились в кучу, несколько
из них сели на мель. Подоспевшая
к этому времени эскадра принца
Нассау-Зигена завершила пораже-
ние турецкого флота, потерявшего
пять линейных кораблей, два фре-
гата и другие суда. Один турецкий
50-пушечный линейный корабль
был взят в плен. Большая часть
турецкого парусного флота ушла
в Черное море, а их гребные суда,
отрезанные у Кинбурна русским
флотом, вернулись в Очаков29.
За это сражение Поль Джонс
был награжден орденом св. Анны
I степени. Но самолюбие Джонса
было уязвлено тем, что принц
Нассау-Зиген получил более высо-
кую награду, а офицеры парусной
эскадры, состоявшей под его коман-
дой, не получили наград.
Затем Джонс поссорился и с
принцем Нассау-Зигеном и с князем
Потемкиным, который даже просил
императрицу о его отозвании. Секре-
тарь Екатерины II А. В. Храповицкий
записал слова Потемкина о Поле
Джонсе: «Он был храбр из корысти,
быв пиратом, но никогда многими
судами не командовал; трусит турок.
Никто под начальством его быть не
хочет и он сам ни к кому в команду
не идет. Князь решился отправить
его в Петербург, под видом особой
экспедиции на Север»30.
Впоследствии Джонс, видимо
сильно уязвленный своими неуда-
чами в России, писал: «Я спускал
Нассау-Зигену больше, чем когда-
либо кому-либо из слабоумных лю-
дей, но спускать ему долее не могу.
Это человек без всяких дарований,
Принц Нассау-Зиген
безо всякой правдивости, без всякого
чувства чести. Сейчас он хочет меня
поцеловать, а через какую-нибудь
минуту стремится нанести мне удар
кинжалом в спину; и что хуже всего, в
нем отсутствует личная храбрость»31.
Впрочем, таково было мнение не
только Поля Джонса.
С июля по ноябрь 1788 года
активных боевых действий под
Очаковом не велось, русская армия
и флот с суши и моря вели осаду
крепости. После штурма в декабре
1788 года под натиском армии под
командованием Суворова во взаи-
модействии с флотом крепость Оча-
ков пала. Но в последнем решающем
штурме крепости Поль Джонс уже
не принимал участия.
18
октября 1788 года Поль Джонс
получил ордер Потемкина: «По Вы-
сочайшему ее императорскому соиз-
волению назначается вам служение в
северных морях.
.. Ваше превосходи-
тельство, можете теперь отправляться
в повеленный путь»32.
Предполагалось, что Поль
Джонс в чине вице-адмирала будет
назначен командовать флотом на
Балтийском море на место недав-
но скончавшегося вице-адмирала
С. К. Грейга.
Перед отъездом Джонс посетил
Суворова в его лагере под Очаковом
и поразился скромности его поход-
ного жилища. При прощании Су-
воров подарил адмиралу «шубу из
сибирского бобра, крытую желтой
китайской шелковой материей, с
воротником и отворотом из соболей.
Я никогда не видел такой велико-
лепной одежды», - вспоминал Поль
Джонс33.
Из русских только о Суворо-
ве Поль Джонс сохранил теплые
вспоминания. Слова о Суворове в
его дневнике дышат любовью и ис-
кренним восхищением.
По приказанию Екатерины II
перед отъездом Джонсу была вы-
дана значительная сумма денег на
расходы по переезду. В городах по
его пути адмирала встречали с подо-
бающими его рангу почестями. Ему
было разрешено взять с собой в Пе-
тербург двух офицеров эскадры по
его выбору. Контр-адмирал выбрал
капитана Корсакова и англичанина
Альберта Эдуардса34.
Американский исследователь
А. Бюелль сообщал, что по пути в
Петербург Поль Джонс встретился
с генералом Кутузовым, Багра-
тионом и Беннигсеном, которые
также направлялись в Петербург,
и дальнейший путь они проделали
вместе35. Следует отметить, что в
других источниках этот факт не
получил отражения.
В конце декабря Поль Джонс
прибыл в Петербург и был принят
«при дворе со всеми знаками дове-
рия и почета» (там же). В столице
адмирал прожил около восьми
месяцев. Он жил в Первой Адми-
ралтейской части, в доме купца По-
ходяшина. Теперь это дом № 23 по
улице Герцена36. Но назначения на
Балтийский флот Джонс не полу-
чил, по-видимому из-за нерасполо-
жения к нему всесильного князя
Г. А. Потемкина.
Через месяц после возвращения
в Петербург Джонс подал вице-
канцлеру графу И. А. Остерману
записку со смелым проектом уста-
новления дружественных отношений
между Соединенными Штатами
и Россией для совместных боевых
действий против Турции и ее вассалов
в Северной Африке, о торговых отно-
шениях. Восторженно писал Джонс о
молодой заокеанской республике, о
конституции США, «делающей честь
самым просвещенным людям». Это
предложение союза между США и
Россией было сделано Джонсом без
каких-либо полномочий от американ-
ского правительства. Граф Остерман
(по свидетельству Джонса) сообщил
ему, что «проект содержит несколько
хороших идей, но он не думает, что в
настоящее время целесообразно его
принимать, так как это может еще
больше возбудить англичан против
России, а необходимо сначала за-
17
История Петербурга. № 2 (60)/2011
предыдущая страница 16 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн следующая страница 18 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст