овременные мемуары
________________________________________
Н
а
с
осталось мало.
..
Г. Д. Ястребенецкий
Моему внуку Дане
В 1939 году в Пролетарском
переулке, которому недавно воз-
вращено название Графский и где
несколько лет назад я установил
памятник Адаму Мицкевичу, от-
крыли новую школу. Я уже не пом-
ню, почему, но я перешел из старой
школы на улице Маяковского во
вновь построенную.
Девятый класс, в который я по-
пал, был единственным старшим в
школе и оказался по своему составу
очень разнородным и впоследствии
очень дружным. Мне нравилось
ходить в ту школу.
Мы жили тогда на Невском
проспекте, 61, куда как раз на дом,
стоящий во дворе, где находилась
наша квартира, во время войны
попала бомба. На углу Невского
и улицы Рубинштейна открылось
кафе-автомат - совершенно необык-
новенное в те годы заведение. Надо
было опустить монету в прорезь
автомата, и в открытое окошечко
спускался аппетитный бутерброд.
А еще в кафе продавались замеча-
тельные пирожки с повидлом. Каж-
дый раз по дороге в школу я покупал
такой пирожок и съедал его, еще не
дойдя до школы.
Я благополучно перешел из де-
вятого класса в десятый и поступил,
не бросая общеобразовательную
школу, в среднюю художественную
школу Академии художеств. Бро-
сать обычную школу я не стал, так
как не был уверен, что из меня по-
лучится приличный скульптор.
В школе началась моя обще-
ственная деятельность, от которой
я не мог избавиться всю мою после-
дующую жизнь. В 1939 году вышло
какое-то постановление, по которо-
му в школах была ликвидирована
должность освобожденного комсор-
га, и комсоргами школ должны были
стать кто-нибудь из учащихся.
Таким учащимся оказался я.
Потом, уже после войны, в
институте я стал председателем
профкома института, после чего,
вступив в Союз художников, стал
членом партбюро, потом пред-
седателем секции скульптуры, а
потом заместителем председателя
правления Союза художников.
И покатилось.
..
Я помню, что, когда обществен-
ных нагрузок стало чрезмерно мно-
го, я подал заявление с просьбой
освободить меня от любых десяти
из девятнадцати, которые я зани-
мал. Все это я пишу, нисколько не
преувеличивая.
Но вернусь к школьным годам.
Я сдал выпускные экзамены
достаточно прилично - без троек.
Пятерки были по всем гуманитар-
ным дисциплинам, а четверки - по
математике и геометрии. Тригоно-
метрия мне всегда нравилась, и я
с удовольствием решал даже очень
сложные задачи. Возможно, это
связано с тем, что тригонометрия -
это наука о пространственных про-
блемах, а это, как мне кажется, мне
было понятнее в силу специфики
скульптуры, где я также имел дело
с объемами и пространственными
решениями. А скульптурой я зани-
мался с детства.
На выпускном вечере, где
присутствовали родители моих
одноклассников и мои родители,
мы впервые выпили из мензурок
немного коньяка. Угощал нас в
кабинете химии преподаватель-
грек - Григориади, которого мы
очень любили.
Это не прошло не замеченным
родителями. Мне здорово попало.
Если бы они могли тогда по-
дозревать, что через пару лет я
буду пить неразбавленный спирт
не закусывая и только запивая его
холодной водой!
Выпускной вечер был в конце
мая.
Я продолжал дружить с моими
одноклассниками и после оконча-
ния школы. Сейчас, когда мне уже
исполнилось 87 лет, из моих школь-
ных товарищей осталось в живых
только двое - Галя Комарова и Боря
Макаревич.
Галя уже давно похоронила
мужа, живет одна и не выходит из
дома, так как у нее, так же как и у
меня, большие проблемы с нога-
ми. В этом году я получил от нее
Мой класс.
Конец 1930-х.
Справа налево: Ю
. Бомар, Г
Шлифенсон (стоит), третий справа -
Г
. Ястребенецкий, Боднев, Б. Макаревич, Тополянский (стоит)
2 5
История Петербурга. № 3 (61)/2011
предыдущая страница 24 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн следующая страница 26 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст