п
овременные мемуары
2 8
ко ошибок я сделал в подсчетах. К
счастью, он не жаловался на меня
начальству.
А я, только повоевав, начал
понимать, как недопустимо, есте-
ственно, по неопытности, я вел
себя, будучи рядовым солдатом.
Я, например, мог остановить во дво-
ре начальника артбазы полковника
Магуту и спросить:
- Не скажете, как пройти в баню?
Обалдевший от такой нагло-
сти полковник Магута несколько
мгновений молчал, а потом все же
показал, где баня.
В общем, через неделю меня
с маршевой ротой отправили на
станцию Всеволожская, а оттуда в
учебный полк. Обучение в том пол-
ку продолжалось всего две недели,
потом отправляли на фронт.
За те две недели нас учили для
чего-то ходить строем и стрелять из
разного рода стрелкового оружия,
включая противотанковое ружье.
Это ружье мне запомнилось осо-
бенно. Во-первых, одному его было
не поднять, и носили его вдвоем,
во-вторых, после первого выстрела
от отдачи у меня отказало правое
плечо.
Потом произошел второй слу-
чай, возможно повлиявший на то,
что я остался жив.
В моем воинском билете почему-
то была проставлена военно-учетная
специальность (ВУС) № 13 - это озна-
чало, что я артиллерист-зенитчик.
Разные виды специальностей
в пехоте имели военно-учетные
специальности с первой по двенад-
цатую. Потом шли артиллеристы.
Наш взвод, в котором я находился,
состоял из двенадцати человек. Ко-
мандовал нами молодой киргиз. Гра-
мотным во взводе оказался только
я. Поэтому вечером он послал меня
дежурным писарем в штаб роты.
Я сидел за телефоном и прини-
мал телефонограммы. Ночью при-
шел приказ об отправке на фронт
всех пехотинцев. Начальник штаба
продиктовал мне распоряжение по
роте, в котором были перечислены
все военно-учетные специальности
пехоты по номерам, которые долж-
ны быть отправлены.
- Пиши, - сказал он, - отпра-
вить всех, имеющих ВУС с первой
по тринадцатую включительно.
..
Я перебил его и сказал, что
тринадцатая ВУС - это уже артил-
лерия.
Г
. Д. Ястребенецкий в группе
военных.
1942 г.
- Исправь, - сказал он, - с
первой по двенадцатую включи-
тельно.
..
Если бы я в эту ночь не оказался
в штабе роты и не поправил началь-
ника штаба, я бы наверняка погиб.
Был август - начались первые
страшные бои под Ленинградом с
колоссальными потерями. В первую
очередь гибла пехота. И все-таки
меня отправили через два дня в
какую-то пехотную часть. Энер-
гичный капитан собрал небольшой
отряд, и мы отправились пешком
в сторону Карельского перешейка.
Никто не знал точно, где находятся
немцы и какие населенные пункты
еще не заняты.
Стемнело. Капитан решил про-
вести разведку. Вдоль дороги в
сторону перекрестка лежали боль-
шие бетонные кольца. Несколько
человек поползло по этим кольцам.
Я был четвертым. Вдруг первый
шепотом испуганно сказал:
- Назад!.
.
Мы, обдирая колени, поползли,
не поворачиваясь, обратно.
- Там на дороге у костра стоят
немцы, - с ужасом сказал тот, кто
был первым.
Стараясь не шуметь, мы опять
углубились в лес. Шли без всякой
дороги, в непонятном направлении,
пока в изнеможении не свалились на
землю и не заснули.
Утром к нам присоединилось
еще несколько десятков солдат,
которые, так же как и мы, не знали,
в какую сторону идти.
Чудом мы оказались на окраине
города, и капитан решил отвести нас
на проспект Карла Маркса в рас-
предполк. Возможно, он назывался
как-то иначе.
В том полку формировались
группы для отправки в разные
части.
За время блуждания по лесу я
успел подружиться с симпатичным
молодым парнем из Вологды, и
мы решили все время держаться
вместе.
Мы переночевали в казармах,
а утром нам выдали сухой паек и
обмундирование. Для удобства я
взял в свой рюкзак все обмундиро-
вание на двоих, а он в свой - весь
сухой паек.
Через полчаса нас направили
в разные воинские части. Он уехал
с едой на двоих, а я остался с пор-
тянками.
Голод еще не начался, и я не
очень унывал.
Очевидно, поскольку я счи-
тался по ВУСу артиллеристом,
меня направили на учебу во Второе
ЛАУ - Ленинградское артиллерий-
ское училище, которое находилось
на Московском проспекте, напротив
Технологического института.
Вновь прибывших построили во
дворе ЛАУ. Лейтенант произнес па-
триотическую речь и в конце спро-
сил, умеет ли кто-нибудь чертить.
Я сделал шаг вперед.
- Пойдешь в штаб училища, -
приказал лейтенант.
Целыми днями я чертил какие-
то схемы, писал объявления, та-
блички на двери, а когда начиналась
бомбежка, мы лезли на крышу и
сбрасывали зажигательные бомбы
во двор, где они и догорали.
Все помещения училища были
переполнены, и поэтому я спал в
подворотне, выходящей на Мо-
сковский проспект. Спал я одетым
на досках, укрываясь матрасом,
набитым соломой, так как одеяла
не было.
После ночных дежурств на кры-
шах мне иногда удавалось поспать
часок-другой днем.
Я помню, как постоянно над
нами пролетали снаряды и разры-
вались где-то в центре города.
Ровно в 12 часов артобстрел
прекращался до часу дня, - у немцев
был обеденный перерыв.
История Петербурга. № 3 (61)/2011
предыдущая страница 27 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст