п
овременные мемуары
3 2
Мы стояли довольно далеко. И
это было не так страшно.
Моя работа в качестве чер-
тежника в штабе длилась не очень
долго. Меня зачислили в 4-й диви-
зион курсантом, где я должен был,
наконец, начать изучать матчасть
артиллерии.
Изучать матчасть я был не про-
тив, но после окончания учебы в
дивизионе мне бы присвоили звание
младшего лейтенанта, и я навсегда
бы остался военным. А вот этого мне
совсем не хотелось.
Помог случай.
Меня назначили в караул. Кара-
ульным полагалось с десяти вечера
и до утра обходить территории во-
круг полка и пресекать попытки
проникновения посторонних лиц в
расположение части. Так было запи-
сано в инструкции. Меня назначили
нести караульную службу вдвоем с
симпатичным парнем из Рязани.
Казалось, что в такую тихую
теплую ночь выдержать дежурство
до утра ничего не стоит. Тем более -
мы были одногодки и делились
самыми сокровенными мыслями,
несмотря на то, что встретились и
познакомились в этот вечер впер-
вые. Через полчаса мы уже были
друзьями.
За разговорами незаметно про-
шло полночи. Где-то после трех
часов беседа стала увядать, глаза
начали слипаться, а ноги подкаши-
ваться. Мы с трудом дотянули до
железнодорожной станции.
На скамьях, на грязном полу
небольшого помещения станции
вповалку спали люди. Мы с трудом
нашли незанятое ничьими телами
небольшое пространство и только
пристроились прилечь, как с улицы
вошел уже знакомый мне начальник
караула с патрульными.
- Ну как, все в порядке? -
спросил он, глядя на меня с явным
подозрением. - Продолжайте
следовать по маршруту, не задер-
живайтесь!
Мы покорно вышли на улицу
и пошли дальше, отчаянно зевая
на ходу.
Через некоторое время начался
лес. Войдя в чащу, мы, не сговари-
ваясь, с треском продрались сквозь
кусты, повалились в теплый мягкий
мох и мгновенно уснули. Но не тут-
то было. Комары с отвратительным
писком сразу же начали пикировать
на наши ничем не защищенные лица
и нещадно жалить. Спать в таких
условиях было невозможно.
Как пишут в рассказах о войне,
нас выручила солдатская смекалка.
Мы быстро натянули на головы
противогазы, отвернув шланги от
банок. Дышать стало легко, и мы
мгновенно заснули.
О том, что произошло дальше,
мы узнали на следующий день, сидя
на гауптвахте. Ночью, продолжая
проверять, как несут службу па-
трульные, настырный начальник
караула забрел на дорогу, ведущую
сквозь лес. Где-то в кустах раздава-
лись звуки, похожие на хрюканье.
- Откуда взялись свиньи? - с
удивлением подумал начальник
караула.
Действительно, это было на-
чало лета 1942 года, когда после
голодной зимы никакого скота ни в
Ленинграде, ни в его окрестностях
не могло остаться. Звуки, похожие
на хрюканье свиней, издавали мы,
лежа в кустах. Через шланги, от-
крученные от банок, мы вдыхали
воздух с громким хрюканьем через
клапаны. Начальник караула с удо-
вольствием извлек нас из чащи и,
так и не разрешив снять противо-
газы, привел в полк и, злорадствуя,
посадил меня на «губу», а заодно
со мной и симпатичного парня из
Рязани.
На основании рапорта началь-
ника караула меня за разгиль-
дяйство и постоянное нарушение
дисциплины с треском отчислили
из школы младших лейтенантов,
в которой я проучился всего пять
дней. Если бы не отчислили, быть
бы мне всю жизнь военным, а не
скульптором.
Бывали и другие, если можно
так сказать, приключения, которые
делали мою жизнь в 47-м полку
сносной.
Стояла весна 42-го года. Мы
понемногу оттаивали от холодной
страшной зимы. Все еще было очень
голодно, но светило яркое солнце,
и жизнь уже не казалась такой
мрачной.
- На завтра назначены учения
полка, - сказал мне начальник шта-
ба майор Трифонов. - Мы с тобой
будем изображать «противника».
Полк был выстроен на плацу.
Трифонов коротко объяснил за-
дачу.
- Полк должен скрытно дви-
гаться по направлению к полигону,
а «условный противник» - неожи-
данно атаковать полк с различных
направлений.
- Поедем верхом. Не отста-
вай. Вечером пообедаем на по-
лигоне, - сказал мне Трифонов,
садясь в седло.
Обед на полигоне меня очень
устраивал, поскольку там находи-
лось подсобное хозяйство полка и
мы могли получить какую-нибудь
добавку к нашему скудному пайку.
Но верхом на лошади я никогда
не ездил, и когда мне подвели коня,
со мной началось то, о чем писал
Марк Твен в рассказе «Как я учился
ездить на велосипеде». Сначала я
подошел к коню с правой стороны
и попытался взобраться в седло.
Конь все время поворачивался ко
мне задом и пару раз довольно метко
лягнул меня копытом. Мне объ-
яснили, что садиться надо с левой
стороны.
Я подвел усиленно сопротив-
лявшегося коня к красному проти-
вопожарному ящику с песком, за-
брался на него и попытался оседлать
коня слева. Полк, построенный каре,
с интересом наблюдал за моими
действиями. Кое-где уже начинали
спорить на пайку хлеба, успею ли я
до обеда забраться на коня.
Наконец мне удалось уцепиться
за гриву, вставить ногу в стремя. Я
задрал вторую ногу, чтобы переки-
нуть ее через седло, и тут раздался
треск. Я почувствовал, что мои гали-
фе треснули пополам. Образовались
как бы две самостоятельные штани-
ны, которые поддерживались только
наверху солдатским ремнем.
Полк откровенно веселился.
Судорожно цепляясь за гриву, я на-
щупал второе болтавшееся стремя,
и мы тронулись. Конь повернул
голову, покосился на меня карим
умным глазом и сразу понял, с кем
имеет дело, а я начал, как говорится,
«забивать гвозди», никак не попадая
в ритм скачущего коня.
Через несколько минут сед-
ло начало здорово натирать мне
ноги, а еще через десять минут мы
въехали на центральную улицу
Токсово. И тут посреди улицы, где
как назло стоял художник нашего
полка Коростышевский с двумя
молоденькими девицами, конь
резко остановился, а я, заглядев-
шись на девиц, перелетел через его
голову и плюхнулся в здоровую
лужу. К тому же винтовка, которая
История Петербурга. № 3 (61)/2011
предыдущая страница 31 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн следующая страница 33 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст