И
ностранцы в Петербурге
П
р
у
с
М. Т. Валиев, А. Ф. Клебанов
Наше соавторство имеет впол-
не объяснимые причины. Алексей
Клебанов - представитель одной
из немногих уцелевших в простран-
стве России ветвей большой семьи
Цейдлеров. Мурат Валиев много
лет занимается историей немецкой
гимназии Карла Мая, которую в
разное время окончили четыре
представителя известной фамилии.
Нами двигало не только естествен-
ное желание рассказать о сложной
истории одного из немецких родов,
но и, как нам кажется, назревшая
необходимость затронуть пробле-
му восстановления исторической
справедливости взаимоотношений
и взаимовлияния двух великих на-
ций. Дополнительным стимулом к
более тщательному исследованию
фамильной истории Цейдлеров
для нас служил тот факт, что ро-
доначальник российской ветви
«наших» Цейдлеров, Фердинанд
Фридрих Цейдлер (1822-1886),
и основатель нашей школы, Карл
Иоганн Май (1820-1895), были
женаты на родных сестрах Берте и
Агнессе Кемпе.
История проникновения не-
мецкой культуры в государство
российское имеет давние и обще-
известные корни1. С начала XVIII
века немецкая слободка стала не-
отъемлемой частью российского
городского пейзажа, немецкий
язык долгое время являлся основ-
ным языком российской науки, с
легкой руки Петра I повсеместно
внедрялись немецкие стандарты
государственного устройства. Стоит
вспомнить, что до конца XVII века
всех иностранцев в России называ-
ли немцами (немыми, лишенными
понимания русского языка). Еще
одним доказательством обильных
межнациональных связей с Герма-
нией может служить перечень дел
о переходе в российское граждан-
ство - смотришь картотеку в Рос-
сийском государственном историче-
ском архиве (РГИА) и ловишь себя
на мысли: три четверти иностранцев
приходили в Россию из немецких
земель - Пруссии, Германии, Сак-
сонии, Голштинии2. Редкими вкрап-
лениями выглядят французские,
британские и другие подданные.
Значимое французское и, тем более,
англосаксонское влияние прояви-
лось в России гораздо позднее:
первое на рубеже XVIII-XIX веков,
второе на рубеже Х К -Х Х веков. Не
следует забывать и о традиционных
фамильных связях российского
императорского дома с германской
аристократией. С середины XVIII
века немецкой крови в царствую-
щих особах Российской империи
было больше, чем русской.
Безоговорочно влияние не-
мецкой науки и немецкой школы
на Российскую академию наук и
российское образование в целом.
Достаточно вспомнить, что из три-
надцати академиков первого состава
Петербургской академии девять
являлись немецкими учеными.
Можно сказать, что голланд-
цы научили нас строить корабли,
итальянцы - возводить дворцы, а
немцы - учить и учиться. Описа-
ние борьбы Михайлы Ломоносова
с «засильем немца» в Российской
академии наук во многом носит
заказной характер - на самом деле
влияние и вклад немецкой культуры
в становление русского образования
и науки имеют неоценимое и бес-
спорное значение3.
Даже одиозный критик пангер-
манизма А. В. Королев вынужденно
признавал4: «.
..Ни для кого не тайна,
что система нашего среднего и выс-
шего образования была заимствована
из Германии и, быть может, ни в одной
области русской жизни не сказыва-
лось так сильно немецкое влияние,
как именно в нашей школе».
К великому сожалению, XX век
нанес ощутимый вред отношениям
двух великих народов. Две миро-
вые войны развели нас по разные
стороны фронтов, в исторической
памяти народов преобладают не-
гативные мотивы. Тем важнее по
крупицам восстановить светлые
страницы истории и попытаться
вернуть заслуженное уважение к
влиянию немецкой нации, немецкой
культуры, науки, государственности
на нашу историю.
Не столь давно наш музей по-
сетила высокопоставленная немец-
кая делегация. Лейтмотивом вы-
ступления главы делегации было
сознание чувства вины немецкого
народа перед Россией. При всем
уважении к исторической памяти
в душу закрадывается и невольный
протест - не наступило ли время
собирать камни? Не пора ли нам
5 3
История Петербурга. № 3 (61)/2011
предыдущая страница 52 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн следующая страница 54 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст