И
ностранцы в Петербурге
Именно к периоду учебы Цейд-
леров в гимназии Карла Мая отно-
сится одна из самых ярких и верных
характеристик семьи героев нашего
рассказа, приведенная в удивитель-
но живописных воспоминаниях
однокашника Густава Цейдлера,
Ивана Васильевича Петрашеня
(1875-1937)13. Эти строки посвя-
щены в основном Густаву Цейдлеру,
но в них хорошо передана общая
атмосфера семьи Цейдлеров. В
одном классе с Густавом учились
знаменитый в будущем художник
Н. К. Рерих (1874-1947), будущие
доктор медицины А. Д. Боговский
(1876-1927), художественный кри-
тик А. В. Скалон (1874-1919), инже-
неры О. А. Парланд (1876-1956) и
Л. И. Шпергазе (1874-1927), архи-
тектор Ф. Ф. Постельс (1873-19б0).
Позволим себе привести наиболее
интересные отрывки из текста
И. В. Петрашеня, сопроводив их не-
большими комментариям.
«...Теперь я перейду к товари-
щам из так называвшегося “рус-
ского клуба”. Как я уже говорил,
“русским клубом” именовалась
наиболее шумливая и скандальная
часть нашего класса, состоявшая
из русских мальчиков и англичан.
Большинство было русское. В ка-
честве почетного члена состоял в
этом клубе и полу-немец полу-финн
Густав Цейдлер14.
Русский клуб играл в классе
руководящую роль - занимал пер-
вые места, как по учению, так и по
нарушению благопристойного по-
ведения. Как классный журнал, куда
заносились отметки, так и штрафной
журнал - одинаково свидетельство-
вали о деятельной энергии русского
клуба и его жизнерадостности.
Никакого устава, ни письменного,
ни устного, у нас не было, и про-
звали нас клубом учителя-немцы
неправильно, но товарищеская со-
лидарность и дружба у нас были, и
пострадать, в случае необходимости,
за товарищей мы умели».
.Теперь о Цейдлере Густаве, Гу-
сте, Густеньке, отзывавшемся также
на клички “меркацо”15 и “стинкс-
пиритус”16. Последнюю кличку он
получил от меня за выговаривание
буквы “ш” как “с”. Густав был млад-
шим членом большой, довольно та-
лантливой семьи. Вся семья Цейдле-
ра состояла из весьма определенных
цельных характеров, независимых
друг от друга в своей повседневной
жизни, свободных от всяких сенти-
ментальностей и руководствующих-
ся, как им казалось, только велением
разума и расчетом. На словах все они
были эгоистами, а мир принимали
как кучу беспокойных атомов, вечно
бесцельно, но иногда, правда, удачно
толкающихся друг о друга, в резуль-
тате каковой толкотни произошло
“Все”. Разумеется, ни о каком долге
человека к окружающей жизни, ни
о каком служении идее или обще-
ству у Цейдлеров не могло быть и
речи, и если они делали что-либо
для общества полезное, а все они
были полезнейшими гражданами,
то это они делали, как им казалось,
исключительно для себя, так сказать,
попутно, сознательно преследуя
лишь свои интересы. Одним сло-
вом, они были последовательными
материалистами-механистами, ко-
торые, действительно, только по
недоразумению могут заботиться
о всеобщем благе человечества. На
деле вся семья Цейдлеров состояла
из прекраснейших людей, сильных,
деловых и нежных душою мужчин
и женщин. Впоследствии, когда, бу-
дучи уже студентом, я стал посещать
эту семью, меня особенно влекла к
себе их милая престарелая мать17,
сохранившая до глубокой старости
молодость души и народнические
убеждения шестидесятых годов.
Она была в семье в этом отношении
(отца Густава уже не было в живых)
единственным экземпляром, все
остальные никакого народничества
не признавали, но все ее любили и она
всех любила, а их вечные споры (за
вечерним чаем, когда все сходились
отдохнуть) на социальные темы были
чрезвычайно забавны, когда старость
была молодой, а молодость старой и
до чрезвычайности мудрой.
Естественно, Густав в своем
миропонимании определился очень
рано и был в нем очень тверд. Оно
далось ему в готовом виде, притом
догматически, и было бы это очень
скверно для него, если бы он сам не
обладал хорошим умственным аппа-
ратом. Как бы то ни было, но в 15 лет
от роду он рассуждал о “Сущности”
как Бюхнер18, Молешот19 и К°.
По виду Густя был “добродуш-
ный чухонец”, что представляло
забавный контраст его полным эгои-
стической свирепости высказывани-
ям. Несколько выше среднего роста,
рыжеватый блондин, светлоглазый,
с выгнутым носом, небольшою кру-
глою головою и кривоватыми нога-
ми, он мог без всякого грима сойти
за “вейку”20, на которых мы любили
кататься на Масленицу за тридцать
копеек. Поступил он к нам в третий
класс. В течение первого года мы
с ним не сходились. Сошлись мы
близко в четвертом классе, когда я
стал терять свою детскую веру.
.Через некоторое время, при-
мерно через год, в шестом классе,
эти споры с Цейдлером у нас пре-
кратились, т. к. я был захвачен в это
время народничеством вместе со
своим “благоприятелем” Поповым.
Но крепкая дружба с Густавом у
нас не прерывалась вплоть до моей
женитьбы. Густав Цейдлер, как
тебе, Мусенька, известно, стал впо-
следствии очень хорошим доктором
по внутренним болезням. Долгое
время он оставался холостяком и
мне жениться не советовал. “Ванька,
дурак, не женись”, - говаривал он
мне. Однако, узнав от меня, что я
женюсь на Джесси Парланд21, он
милостиво мне это разрешил: “Ну,
уже если тебе так надо жениться, то
на Джесси Андреевне лучше всего”,
благословил он меня».
Прежде всего, обращает на себя
внимание заслуженная легкость, с
которой немец, Густав Цейдлер, стал
почетным членом РУССКОГО клу-
ба. Даже в этом маленьком факте от-
ражается отношение семьи Цейдле-
ров к русской культуре, к ее основам
и традициям. Немецкий орднунг,
немецкая сентиментальность дают
удивительные всходы на, казалось
бы, чуждой славянской почве. Как
оказалось, то, что русскому хорошо,
то и немцу не чуждо. Вся последую-
щая история семьи Цейдлеров го-
ворит о том, что они действительно
стали «полезнейшими гражданами»,
и тем больнее осознавать, какой не-
поправимый урон нанесли нашему
отечеству последующие историче-
ские потрясения.
В последний день 1886 года по-
кидает бренный мир патриарх рода
Фридрих Цейдлер. Происходит это
печальное событие в городе Вал-
ге22 на границе Эстонии и Латвии.
К этому моменту старшему сыну,
Герману Цейдлеру, уже исполнилось
двадцать пять лет, и он смог стать
опорой для своей матери, младших
сестер и братьев. Большинство из
детей старшего Цейдлера к этому
моменту уже выбрали свои профес-
сии. Удивительно, но на протяжении
5 5
История Петербурга. № 3 (61)/2011
предыдущая страница 54 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн следующая страница 56 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст