локада Ленинграда
76
женно ждали очередного обстрела из
дальнобойных орудий. Предвкушая
это «удовольствие», я отправился на
очередную консультацию в военный
госпиталь в 12 часов дня. Бежал туда
сломя голову. Очень торопился с
операциями и закончил их к трем
часам дня. Обратно я шел с большой
торопливостью, боясь попасть под
обстрел. Однако ни в четыре часа,
ни в шесть часов обстрела не было,
по крайней мере поблизости от нас
не было внушительных взрывов.
Сейчас девять часов - все спокойно.
После обстрела в воскресенье и в по-
недельник спокойно проведенный
день - вещь неплохая. Это первая
удача; вторая - комиссар госпита-
ля, которого я оперировал шесть
дней тому назад по поводу пробод-
ной язвы желудка, преподнес мне
плитку шоколада. Третья - оправил-
ся от болезни наш завхоз Земниц-
кий и взялся за заделку выбитых
стекол. И. Ф. - дельный человек,
очень энергичный и толковый. Его
появление на работе сразу почув-
ствовалось.
Клиника съежилась по пло-
щади и по количеству врачей. 3-е
отделение выбыло, видимо, всерьез
и надолго. Почему-то не являются
на работу Корнаухова, Андреева,
Цыпкина и Черкасова. Пока в связи
с сокращением коек особой пере-
грузки врачей не чувствуется.
В. В. Орнатский работает, но
кашляет и хрипит. Остальные дер-
жатся.
В. И. Колесов даже как будто
повеселел. Сегодня я его взвесил,
как я ни старался - больше 54 кг не
насчитал.
Сегодня утром на «Подъеме
флага» обсуждали крайне интерес-
ное наблюдение. Мужчина средних
лет был ранен осколком гранаты
12-ХІІ сзади в правую половину
грудной клетки. Входное отверстие
находилось тотчас под углом лопат-
ки. Спереди, на уровне примерно
3-го ребра, справа же, прощупы-
вался под кожей осколок снаряда.
В клинику он был доставлен через
2-3 часа. Обрабатывала его Бойчев-
ская. Я мельком видел, как она опе-
рировала этого раненого. Иссекши
добросовестно входное отверстие,
она обильно засыпала рану белым
стрептоцидом и послойно зашила
операционную рану.
На следующий день Акимов
произвел блокаду по Бурденко,
Н
. Н
. Самарин.
1942 г.
впрыскнув под грудино-ключичную
мышцу новокаин, и блокировал
межреберные нервы спиртом. По
его словам, раненый от этих мер
сразу воскрес. Вчера вечером к
оперированному был вызван я, так
как дежурному врачу состояние ра-
неного внушило опасение. Я нашел
у него признаки газовой гангрены на
передней грудной стенке в окруж-
ности подкожно застрявшего ино-
родного тела.
Тотчас же раненый был взят на
операционный стол, и под наркозом
ему были рассечены все мягкие тка-
ни на груди до ребер (несколько раз-
резов). Отдельным надрезом было
удалено инородное тело и вместе с
ним - кусочек сукна и комок ваты.
Введена внутривенно противоган-
гренозная сыворотка. Возникший
после иссечения открытый пневмо-
торакс, по словам оперировавших
Леонтьевой и Колесова, был лик-
видирован тампоном. На человеке
был произведен, к сожалению, экс-
перимент, доказывающий величай-
шее значение хорошей оперативной
обработки раны, предупреждающей
развитие газовой гангрены. Сзади,
где была произведена оперативная
обработка раны, она заживала без
осложнений. Спереди, где под ко-
жею застряли сукно, вата и осколок,
расцвела газовая гангрена.
Бойчевская оправдывалась,
говоря, что она не могла удалить
осколок с сукном и ватой из-за
тяжести состояния пострадавшего.
Акимов напал на дежурного хи-
рурга, утверждая, что он произвел
всю операцию зря, так как никакой
гангрены у раненого не было. Я
глубоко убежден, что Бойчевская и
Акимов неправы. Неправы они по-
тому, что оставили очаг инфекции:
одна - в первые часы после ранения,
второй - в первые сутки. При опе-
рации в первые сутки больной бы
больше выиграл, чем при операции
к концу третьих суток. При этом
возникает принципиальный вопрос
об обращении с такого рода оскол-
ками. Бесспорным представляется
положение, что все поверхностно
лежащие осколки должны быть
удалены, и не столько осколки, как
сопровождающие их куски одежды.
Особенно в зимнее время. В войну
1914-1918 годов я почти не видел
газовой гангрены зимою. Зимою все
не видели раньше много гангрены
и объясняли все это снежным или
ледяным покровом, прикрывавшим
землю. Но в ту войну было срав-
нительно много пулевых ранений.
Теперь мы здесь, в Ленинграде, у
гражданского населения совсем не
видим пулевых ранений, а все оско-
лочные. Эти ранения осколками, как
правило, увлекают с собой кусочки
одежды, с нею вместе анаэробы,
которые на размозженных тканях
вьют себе гнезда.
Сегодня вечером раненый в
очень тяжелом состоянии. Я рас-
порядился наладить ему внутри-
венное капельное вливание в смеси
с противоанаэробными сыворотка-
ми, как это рекомендовал недавно
Н. Н. Петров. Последний козырь.
17-ХІІ раненый скончался.
Идя сегодня на 12-ю линию, я
был поражен обилием разрушений
на Васильевском острове. Что на-
творили немцы за два дня. Кажется,
всюду разбросаны битые стекла.
Домов и стен разрушено мало, но
окон - без конца. Везде стучат люди
молотками, спасая свои жилища.
Один какой-то человек забивал
окно старыми, исковерканными до-
сками. Между сближенными дощен-
ками оставались большущие щели.
На дворе мороз градусов 8-10. Как
он будет жить в своей комнатенке?
Я заглянул ему в лицо, оно было уже
землисто, с чернотой около носа и
носогубных складок.
Говорил с директором института
о курсантах, прося разрешения за-
кончить преподавание на два дня
раньше. Директор разрешил и, окон-
чив со мной разговор, сообщил, что
на его имя получена телеграмма
История Петербурга. № 3 (61)/2011
предыдущая страница 75 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн следующая страница 77 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст