локада Ленинграда
об эвакуации 1-го ЛМИ и нашего
ГИДУВа в Иркутск. Мне кажется,
что это нереально и практически
неосуществимо в ближайшее время,
так как ряд учреждений, уже давно
предназначенных к отправке, еще
находятся в Ленинграде. «Улита едет,
когда-то будет», так и наш институт.
18-Х11, четверг. Начиная со
вторника нет артиллерийского
обстрела. При полуголодном со-
стоянии это удовольствие, право,
нелишнее.
Коллектив тает. Сегодня я под-
считал: недостает шесть человек.
Из оставшихся никто не знает, что
с отсутствующими. Однако к концу
рабочего дня пришла Корнаухова.
Оказалось, что она была простуже-
на, а сегодня днем ходила по вызову
в Военный комиссариат. С 19-Х11
начнет работать аккуратно.
Закончили курсы. Во время
занятий не было особых восторгов,
с таким же пониженным настрое-
нием и расстались. На редкость
бесцветный и неинтересный курс,
обучавшийся из-под палки Во-
енного ведомства. Может быть, я
несправедлив к ним, так как вряд
ли найдется в голодное время много
энтузиастов-учащихся.
Сегодня впервые был на кон-
сультации в громадном соседнем во-
енном госпитале. Дверец культуры
сейчас вмещает около 3000 больных
и раненых. Громадный материал.
Из 3000 больных две трети состав-
ляют раненые.
Я консультировал в 1-м от-
делении. Зав. отделением врач
А. М. Любимов показал мне не-
сколько раненых. Один их них
представляет выдающийся интерес.
Ранен в правую половину грудной
клетки. Входное и выходное от-
верстие гранулируют. Переведен
от терапевтов, где лечился из-за
травматической пневмонии. Сейчас
жестоко лихорадит. Все левое легкое
затемнено с тупым перкуторным то-
ном. Однако влажные и сухие хрипы
ясно выслушиваются. Правая под-
ключичная ямка выполнена. Под
кожей в этой области определяется
как будто бы отек. Живот вздут,
кишки прямо расперты газами.
В свободной брюшной полости
есть жидкость. Печень выходит из
подреберья по крайней мере пальца
на 3-4, в моче белок, гиалиновые ци-
линдры и цилиндроиды, единичные
эритроциты.
Я заподозрил хроническую
сливную пневмонию амилоид. Сей-
час, раздумывая над этим больным,
никак не могу отделаться от мысли
про плеврит над диафрагмой. Посо-
ветовал ординатору пунктировать
раненого и проверить все наши
находки.
Кроме этого раненого, видел
другого - с зашитой раной на груд-
ной стенке. Переднюю рану иссекли,
зашили и обработали стрептоцидом.
Результат хороший.
Посмотрев раненых, заговорили
о стрептоциде и о его примене-
нии для лечения пострадавших.
Из разговора я узнал, что в этом
госпитале довольно большой мате-
риал лечения септических раненых
стрептоцидом, назначаемым пер ос.
В послераневом периоде они почти
не применяют стрептоцид. Я не-
сколько удивился. Любимов пока-
зал мне инструкцию, на основании
которой он действовал. Инструкция
подписана Куприяновым, наверху в
уголку имеется скромная надпись,
что инструкция составлена при
участии или содействии Консульта-
ционного бюро при Ленинградском
фронте. Бедное бюро, и бедный
Куприянов. Бюро беднее, потому
что от его работы почти ничего
не осталось, Куприянов - на том
основании, что он ухитрился так
исказить всю инструкцию, что в
ней никто ничего не понимает. От
краткого простого изложения ни-
чего не осталось. Получилось что-то
длинное, путаное и сложное.
В свое время я участвовал в
работе Консультационного бюро
при Ленинградском фронте. Я
возглавлял также и бригаду, разра-
батывающую инструкцию по при-
менению стрептоцида. Подробности
у меня пока все в памяти, поэтому
восстановлю интересные детали
деятельности этой организации и
выделенного бюро бригады.
КОНСУЛЬТАЦИОННОЕ
БЮРО ПРИ САНОТДЕЛЕ
ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА
В первых числах июля 1941 года
я получил уведомление из Санотде-
ла Ленинградского военного округа
о том, что приказом по Санотделу
Северного фронта от 28 июня 1941
года за № 55 я назначаюсь чле-
ном Консультационного бюро при
Санотделе Северного фронта.
Уведомление было подписано на-
чальником 2-го отделения Санитар-
ного отдела Северного фронта вра-
чом первого ранга Шнейдерманом.
Я получил эту бумажку наравне со
многими профессорами различных
медицинских специальностей. Не-
дели через две-три пришло новое
уведомление о том, что назначено
первое заседание этой почтенной
организации. Я пошел. По дороге
меня застала воздушная тревога, в
результате чего я несколько запо-
здал. Войдя в зал заседания, я увидел
цвет ленинградской профессуры: те-
рапевтов, ушников, травматологов,
хирургов и пр. К моему большому
огорчению, Ю. Ю. Джанелидзе не
было. Как впоследствии оказалось,
В. А. Шаак ухитрился воспользо-
ваться автомобилем Джанелидзе
без его ведома, предоставив хозяину
воспользоваться трамваем. Так мне
рассказывал Джанелидзе, пересы-
пая повествование лестными для
Шаака эпитетами.
Все ученые тихо и мирно сидели
в полукруге, в центре которого сто-
ял Куприянов и хорошим языком
расплывчато докладывал о самых
разнообразных вопросах. Чего тут
только не было. Я уловил «стреп-
тоцид». После окончания доклада
Куприянов попросил высказаться.
Немедленно встал Н. Н. Петров
и сообщил о необходимости раз-
рабатывать вопрос о лечении ран
перуанским бальзамом. Кроме того,
Петров обратил внимание на то, что
очень многие хирурги чрезвычайно
поздно прибегают к усечению конеч-
ностей, вследствие чего часто, по его
наблюдениям, борьба за конечность
кончается потерей жизни.
После Петрова никто желания
говорить не изъявлял, тогда я не
удержался и попросил слова. Я го-
ворил о физической профилактике
военных ранений и о лечении ран
белым стрептоцидом. Физическую
профилактику немедленно замяли,
несмотря на мои, как мне казалось,
блестящие демонстрации рисунков
и убедительнейшее изложение. Ку-
приянов заявил, что во время Фин-
ской войны была попытка что-то
сделать по этой части, но что-то не
вышло. Стрептоцид он поддержал.
После этого выступил С. С. Гирго-
лав, заявив, что Санотдел должен
дробить вопросы и давать отдель-
ные задания комиссиям. На этом
и разошлись. Уходил я с тяжелым
77
История Петербурга. № 3 (61)/2011
предыдущая страница 76 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн следующая страница 78 История Петербурга №61 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст