П
,
утешествие по городу
Кавелина перед главным домом
отстроили отдельный деревянный
флигель16.
В пансионе учились четыре
года (с 1820 года - пять лет). В нем
преподавали российскую словес-
ность, логику, физику, математи-
ку, военную науку, естественную
историю (естествознание. -
В. А.),
латынь и греческий, немецкий и
французский, географию, историю,
музыку, пение, танцы и фехтование.
За некоторым исключением те же
предметы изучали и в Лицее. Одеты
пансионеры были в суконную зеле-
ную куртку с красным воротником и
шелковым галстуком, черный жилет
с косынкой и узкие панталоны.
Большинство учителей при-
держивались «передовых», то есть
либеральных, взглядов. Естествен-
ное право читал друг декабристов
А. П. Куницын, любимый в Лицее
учитель Пушкина («Куницину дань
сердца и ума»), русскую словес-
ность - поэт-декабрист В. К. Кюхель-
бекер, которого все обожали, логику -
А. И. Галич (ему Пушкин посвятил
два стихотворных послания); мате-
матику преподавал Д. С. Чижов, про-
фессор Педагогического института,
историю - Т С. Рогов, географию -
К. И. Арсеньев, будущий академик.
Довольно времени уделялось
искусствам: рисунок преподавал
выпускник Академии художеств
С. А. Бессонов, фортепьяно - ги-
тарист М. Т. Высоцкий, пение -
К. А. Кавос, позднее известный
композитор, танцы - Ж. Дютак,
«кругленький французик <.
..> в
башмачках с пряжечками и в шел-
ковых чулочках», который полвека
обучал жителей столицы «танцо-
ванию».
Преподавателями языков были:
французского - эмигрант Руссель,
«седой, важный старик», немецко-
го, латыни и греческого - немец,
профессор Э. Раупах, «человек с
необыкновенным даром слова» и
плодовитый драматург, высланный
из России в 1822 году за свое воль-
нодумство.
Спали ученики в комнатах («ка-
мерах»), здесь же ночевал гувернер.
Вставали в шесть утра по коло-
кольчику, через час после молитвы
начинался скромный завтрак, с 8 до
12 и с 14 до 18 часов шли занятия с
небольшими перерывами. В девять
вечера - молитва, ужин и сон. «Во
время вечерней рекреации, - по
В. К. Кюхельбекер.
Гравюра И. Матюшина
четвергам пение, по вторникам и
пятницам - фехтование и музыка».
Понедельник был банным днем. «Го-
вели и приобщались иные у родных,
иные в Екатерининской церкви (по
соседству. -
В.
А.); последних было
немного; это не имевшие родных».
Кормили воспитанников пита-
тельно, но однообразно. «.
..Обык-
новенные наши блюда были: борщ с
говядиной, каша гречнева с маслом,
картофель с маслом, биток, бобы,
фасоль, горох с маслом и жареная
говядина. Зелень была со своего
огорода; остальная провизия по-
купная; эконом принимал деньги
достаточные для хорошей, но поку-
пал дрянную и вонючую. Часто мука
или крупа были прилеглые; масло
воняло свечным салом».
На праздники и выходные уче-
ников отпускали домой. Каждый
месяц они приносили родителям
ведомости о своих успехах и по-
ведении. По-русски разрешалось
говорить только за трапезой и по
праздникам; нарушивших штрафо-
вали «марками». Телесных наказа-
ний не было, за проступки ставили в
угол, оставляли без еды или сажали
в карцер на хлеб и воду.
Атмосфера свободомыслия, ха-
рактерная для многих лет царство-
вания Александра I, породила среди
учеников бунтарские настроения,
которые проявились при увольне-
нии из пансиона Кюхельбекера в
начале 1821 года. В результате по-
печитель Уваров предложил, чтобы
общение воспитанников с род-
ственниками «были сколько можно
уменьшены, если нет возможности
вовсе пресечь»17.
С течением времени дела в
пансионе стали идти плохо. Из
49 принятых в 1817 году курс в
1821-м окончили всего 11 человек,
то есть отсев был очень большим,
число воспитанников сократилось
«до четвертой части», увеличилась
задолжность (у М. И. Глинки она
равнялась 500 рублям), выросли
цены. Многие родители были недо-
вольны зданием пансиона и были
«удержаны от взятия из него детей
своих единственно уверениями, что
дом сей переменится».
28
июня 1821 года воспитанни-
ки в последний раз сдавали перевод-
ные экзамены в доме на Фонтанке.
«Из 2-го в 1-й класс переводятся:
Сергей Соболевский, Константин
Масальский. Из 3-го во 2-й: Алек-
сандр Краевский с похвальным ли-
стом, М. Глинка тоже, Борис Врев-
ский, Василий Гудима-Левкович.
Из 4-го в 3-й: Лев Пушкин (книга
за успехи в российском языке),
Платон Илличевский, Александр
Римский-Корсаков, Василий Лева-
шов, Александр Плещеев (рапира за
успехи в фехтовании). Из 5-го в 4-й:
Дмитрий Глинка, Петр Плещеев,
Николай Чихачев, Николай Рачин-
ский». Воспитанник Михаил Глинка
разыграл на фортепиано концерт
сочинения Ценнера. Он окончил
пансион в следующем году и ока-
зался одним из самых знаменитых
его воспитанников.
М. И. Глинка.
Илл. Теребенева М. И. 1824 г.
13
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 12 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 14 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст