П
е
етербуржцы и петербурженки
28
Мы, озерные, речные, лесные,
долинные и пустынные,
подземные и наземные,
великие и малые,
мохнатые и голые.
..19
Сама Тата с бесстрашием, ци-
низмом и тоской признавалась:
«Они мои прежние друзья. Хоть и
прошла мимо них, да не все могли
остаться без меня. Разные есть.
Серьезные - те, молчаливые - тихо
идут за мной вдали. Очень любят
меня. Упорно. Тех не гоню: лю-
блю.
.. А другие - веселые, смеются
и вовсе меня не любят. Не гоню
и этих - чтоб хуже не было. А все-
таки подонышки они все, - остаточ-
ки, остаточки»20. На рисунках воз-
никает «кощунственно» искажен-
ный мир евангельских рассказов,
русских былин, европейских сказок,
но во всех них при изысканной
красоте неизбежно видна какая-
то фатальная ущербность, почти
юродивость, и почему-то вспоми-
нается Хромоножка Достоевского,
снесшая своего ребеночка в пруд.
Единственным атрибутированным
рисунком той поры является ри-
сунок 1910 года, сделанный в Луге,
где тогда снимали дачу Мережков-
ские21, - «Рыбий щенок» (рисунок
с явственно читаемой подписью в
правом нижнем углу «Луга, 1910»).
В том году Татьяна Николаевна уже
окончила училище, и у нее устано-
вился собственный стиль, который
невозможно не узнать и в прила-
гаемых рисунках из обнаруженных
тетрадей.
А! У нас гостик!
Безхвостик!
Но.
.. отчего такой розовый?
И отчего такой голый?
Рисунки эти (около 150) на-
ходятся в двух «общих» тетрадях в
обложках серого цвета, датируемых
1911-1913 годами. Рисунки, на-
ходящиеся, как правило, на правой
стороне разворота, выполнены про-
стыми и цветными карандашами
с заливкой акварелью, а по левой
стороне комментируются стихами
или прозой на русском и немецком
языках.
Кстати, находящийся там ав-
топортрет Татьяны Николаевны,
думаю, поможет пролить свет на
разгоревшийся не так давно спор
об изображении четверых сестер
Гиппиус на доме № 62 по Серги-
евской улице22, ибо, насколько я
знаю, сейчас известна только одна
фотография Таты начала века - за
мольбертом.
В то же время Татьяна Ни-
колаевна занималась книжной
графикой23, преподавала в частном
коммерческом училище М. А. Шид-
ловской24. Она делала часть иллю-
страций к книге «Стихи для детей»
Поликсены Соловьевой, книги,
основным мотивом которой было
приобщение всякой лесной нечисти
к христианству; также широко из-
вестна ее обложка к книге Дмитрия
Мережковского «Больная Россия»,
где в рамке из цепей на черном фоне
летит над Петербургом смерть.
Обложка эта, как принято считать,
оказалась пророческой.
Перенеся
мужественно тяжелейшую дизен-
терию, Татьяна Николаевна не по-
следовала за сестрой в эмиграцию.
В середине 1920-х она вошла в
религиозно-философское общество
Г. П. Федотова и А. А. Мейера, с
которым познакомилась еще весной
1912 года, тогда же написав про-
граммное исповедание веры25. Затем
она активно участвовала в духовном
наследнике общества Федотова -
знаменитом кружке «Воскресенье»,
за что в 1928 году была арестована
ГПУ и получила три года лагерей и
«минус» - ограничение в выборе ме-
стожительства26. После досрочного
освобождения какое-то время Тата
сотрудничала в детских издатель-
ствах, иллюстрируя небольшие тро-
гательные книжки, которых еще не
коснулись новые железные правила
воспитания советских детей27. Но и
в тех простых личиках правильных
мальчиков и девочек ленинградских
двадцатых все сквозили болезнен-
ное лукавство и порочная грация ее
молодости.
В то же время Татьяна
Николаевна все больше уходила в
религию, и с сестрой Натальей они
перебралась в Великий Новгород,
где стали сотрудницами музея.
Эвакуироваться с музеем им не
удалось - про них просто забыли,
увезя уже собранные вещи. Возмож-
но, именно в упакованных вещах и
осталось большинство знаменитых
тетрадей, следы которых затеря-
лись. В 1941 году, признав сестер
«фольксдойче», их вывезли в Гер-
манию, под Штеттин. Впоследствии
они оказались в американской зоне
оккупации, но, услышав о восста-
новлении новгородского кремля,
сестры перешли в советскую зону
и довольно легко возвратились на
родину. Обе они работали реставра-
торами в Художественном музее Ве-
ликого Новгорода и не разлучались
до самой смерти Татьяны Никола-
евны в 1957 году. Работали, храня
верность тем поискам Третьего за-
вета и тому духовному троебратству,
которое полвека назад соединило
трех необыкновенных людей в, увы,
бесплодной попытке жизненного
воплощения идеи раскрытия тайны
Святой Троицы.
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 27 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст