уша Петербурга
4
корреспондентка
- «Шалуну от
баловницы». Далее только дата -
16 июля 1910. В данном случае она
права - к таким глазам и улыбке
комментарии не нужны.
Очень трогательно выглядит
открытка со страдающей красоткой
в белом платье. Две красные (!) ро-
машки должны по воле фотографа-
художника соответствовать крова-
вой фразе «Не любит». К сожале-
нию, текст на обороте не отвечает
на вопрос: кто кого не любит?
«Ш урочка! Как Вам не стыдно
поступать со мною. Вы меня не
любите если я с вами мало хожу
то простите я занят должен везде
побывать».
Скорее всего, Шурочка
послала своему любителю «везде
побывать» открытку с провокаци-
онной надписью «Не любит». Ну
и, как говорится, за что боролись,
на то и напоролись - получила об-
ратно свою «не любит», да еще и с
нотацией. Каков нахал!
Несколько выпадает из общего
ряда следующее письмо. Его автор,
чтобы нагляднее рассказать о своих
страданиях (о которых в тексте - ни
слова), использовал весьма неожи-
данный изобразительный ряд -
«Княжну Тараканову». Точнее,
репродукцию с известной картины
К. Д. Флавицкого. Она выбрана не
случайно. Видимо, Е(го) В(ысоко)
Б(лагородие) Николай Михайло-
вич Проскурник, которому адресо-
вано письмо, чем-то досадил нашей
Леле:
«Милый Колинька! Сегодня
получила ваше письмо вы мне бро-
саете вызов. Хорошо я его приму
только не в этот раз. Я Вам послала
письмо еще в понедельник меня очень
удивляет что вы его не получили. Но
я дам Вам добрый совет, и думаю
что Вы ему последуете. Гораздо
проще, не получая писем, чем с ума
сходить, взять и приехать само-
му и посмотреть что случилось.
Правда ведь мой совет хорош и вы
им воспользуетесь в пятницу 23 ч.
Мы все вас ждем, у нас к вам есть
дело, и потому просим вас приехать
непременно. Наши шлют Вам свой
привет. Ж му вашу лапку. Итак
до пятницы. Леля».
После такого
жесткого приглашения остается
либо броситься в омут семейной
жизни, либо - к пиратам.
Предыдущие письма были от-
правлены еще в той, довоенной
жизни.
..
Первая мировая война поделила
человечество на две части: тех, кто
ушел на войну, и тех, кто остался
ждать. В то время появилось огром-
ное количество открыток, изобра-
жавших расставшихся влюбленных.
И никогда еще почте не приходи-
лось пересылать столько надежды,
любви, горя. Ожидание - страшная
штука. Вот и наша Нюра не могла
заставить себя улыбнуться и писала
Кирюше Белову, служившему в 5-м
взводе 2-й роты 37-й пехотной ди-
визии, стихотворение «Напамять».
Писала именно так - слитно. Но в
действующей армии, куда письмо
было отправлено 4 апреля 1917 года
(третий год войны!), вряд ли на это
обратили внимание.
Напамять
Быть может судьба
нас с тобой не сведет,
Бог знает, что нас ожидает
Пусть образ оставит тебе
милый мой
Ту вечную долгую память.
И вспомнив друг друга
былую любовь
Мечтами мы будем довольны.
Хоть грустно и больно
при мысли такой,
Но мы над судьбою не вольны.
Но и в потрясениях разрухи,
войн, террора Женщина всегда оста-
валась Женщиной. И как, несмотря
ни на что, прекрасно лицо женщины,
с достоинством написавшей:
«Как
мало прожито, как много пережи-
то!! Вера. Ревель. 27 февраля 1920».
И время, и место действия говорят
о многом. Ревель теперь называется
Таллинном, и русским там сейчас
снова невесело.
Революции приходят и уходят,
а люди. люди все так же любят,
пишут друг другу проникновенные
письма, посылают свои фотогра-
фии.
Разве не любовью пронизано
изображение этих сдержанных и в
то же время так волнующих трех
граций? Эта постановочная лю-
бительская фотография сделана
13 августа 1926 года на станции
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 3 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 5 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст