еизвестное об известном
40
одного другого автора об этих сере-
бряных фигурах апостолов ничего
не сказано.
А. И. Богданов подробно расска-
зывал предысторию этого храма, на-
чиная с 1712 года, когда на Большой
Посадской ул. (на Петербургской
стороне) была построена деревян-
ная Казанская церковь. А там в то
время, как говорил И. Н. Божерянов,
«...построены были в 1711-1712 гг.
деревянные флигеля госпиталя и при
нем казармы для служителей». Бог-
данов, кстати, упоминал: «Лазареты
были на Адмиралтейской стороне».
Он же писал: «Соляные Анбары
были на Большой Прешпективной,
где ныне стоит Церковь Рождества
Богородицы, или Казанской». Когда
они там были, он не указывал.
На том самом месте каменная
церковь появилась в 1734 году (тот
же И. Н. Божерянов писал - в 1737
году). Хотя официально она имено-
валась тогда - Рождества Богороди-
цы, но, как отметил А. И. Богданов,
«называется же сия Церковь по на-
родному именованию Казанской.»
И.-Г Георги тоже уделял внимание
той церкви: «Колокольня над цер-
ковью деревянная и с покрытым
жестью шпицом имеет высоты 28
сажень. На колокольне бьют часы в
колокол по стенным часам, в церкве
находящимся».
Церковь на то время была при-
дворной. 3 июля 1739 года в ней
венчались Анна Леопольдовна (на-
помню - дочь Екатерины Иоаннов-
ны и Леопольда Мекленбургского)
с Антоном-Ульрихом Брауншвейг-
ским. Это им предстояло стать роди-
телями императора Иоанна VI. Же-
них не нравился ни невесте, ни Анне
Иоанновне. Но он был племянником
австрийской императрицы.
Из воспоминаний Екатерины II
мы можем узнать, что и она вен-
чалась с Петром Федоровичем
именно в этом храме. Было это 21
августа 1745 года. Другая инте-
ресная подробность истории этого
храма: именно отсюда пригласили
священника (Петра Андреева) ис-
поведовать умирающую в каземате
крепости авантюристку, которая
вошла в историю под именем княж-
ны Таракановой, хотя сама никогда
себя так не называла. Причина
выбора именно Андреева была в
том, что он, будучи православ-
ным священником, знал немецкий
язык. Авантюристка называла
себя православной, но по-русски
не говорила. «После религиозных
наставлений Андреев посоветовал
ей открыть без оговорок тайну
злых посягательств на священную
особу императрицы и признаться
в провозглашении себя дочерью
императрицы Елизаветы. Она энер-
гично запротестовала. Она никогда
не распространяла ложных слухов,
ничего злого не предпринимала».
Священник попросил ее назвать
сообщников. Она поклялась, что
заговора не было, не было и со-
общников. В общем, хотя Андреев
сразу же записал ее признания
и вручил документ князю Алек-
сандру Михайловичу Голицыну,
который вел следствие, ясности от
этого не прибавилось.
Георги отмечал: «В сей церкве
отправляются летом благодарствен-
ные молебствия за благополучные
приключения при дворе и в Госу-
дарстве».
Казанский собор (ныне суще-
ствующий), конечно, был упомянут
и в художественной литературе. Я
вспомню здесь только одно про-
изведение. Герой повести Василия
Александровича Вонлярлярского
«Большая барыня» небогатый по-
мещик Петр Авдеевич Мюнабы-
Полевелов приехал из своего име-
ния (оно находилось, как писал
автор, «в отдаленном уезде одной из
западных губерний») по делу в Пе-
тербург. Поначалу ему казалось, что
его дело идет хорошо, и он дал обет
поклониться Казанской Богомате-
ри. Впрочем, может быть, сыграло
свою роль то, что герой остановился
неподалеку - в гостинице Демута.
Упомянул, конечно, этот собор
и А. де Кюстин: «Святоши победили
архитекторов, и одно из прекрас-
нейших зданий России оказалось
испорченным».
Но и независимо от художе-
ственной литературы с собором
связаны интересные события ре-
альной жизни. П. П. Семенов-Тян-
Шанский вспоминал одну выходку
М. В. Буташевича-Петрашевского
(отрывок из его воспоминаний
приведен в книге Е. А. Игнатовой
«Записки о Петербурге»): «Один
раз он пришел в Казанский собор,
переодетый в женское платье, стал
между дамами и притворился моля-
щимся, но его несколько разбойни-
чья физиономия и черная борода,
которую он не особенно тщательно
скрыл, обратили внимание, и, когда
к нему подошел квартальный со
словами: “Милостивая государыня,
вы, кажется, переодетый мужчина”,
он ответил: “Милостивый государь,
а мне кажется, что вы переодетая
женщина!” Квартальный смутился,
а Петрашевский воспользовался
этим, чтобы исчезнуть в толпе. <.
..>
Недопустимое, немыслимое поведе-
ние в николаевском Петербурге!» -
восклицала Е. Игнатова. По-моему,
николаевский Петербург ни при
чем, поведение просто немыслимое
и недопустимое нигде.
Реальные события связывают
собор и с художественной лите-
ратурой. В сентябре 1921 года в
нем была отслужена панихида по
Н. С. Гумилеву. Как писала в «За-
писках о Петербурге» Е. Игнатова,
«.туда пришло много людей, среди
них были мать и вдова Алексан-
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 39 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 41 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст