ностранцы в Петербурге
Уместно еще раз отметить тес-
ные семейные связи Цейдлеров и
Кемпе: Альберт Федорович Цейд-
лер работал на заводе своего дяди,
Альберта Альбертовича Кемпе,
Эмма Федоровна - у другого родно-
го дяди, Бориса Альбертовича Кем-
пе. В этом проявлялись семейные
традиции взаимной заботы и под-
держки. О трогательных отноше-
ниях в семье свидетельствует и тот
факт, что очень долгое время дочери
Фридриха и Берты Цейдлеров жили
вместе с матерью в семейном гнезде
на Садовой улице, а затем, вплоть
до революции, сестры совместно
снимали квартиру на Екатерингоф-
ском проспекте21.
О судьбе матери и сестер Цейд-
лер после революции известно очень
мало. Скорее всего, женская часть
фамилии присоединилась к Герману,
Густаву и Рудольфу Цейдлерам и
эмигрировала в Финляндию. Пря-
мым доказательством того служит
документально зафиксированная
биография Клары, косвенным -
место упокоения матриарха, Берты
Цейдлер (местечко Ретцел под Вы-
боргом).
Исход семьи Цейдлеров из
России знаменовал печальный
итог социального и национального
противостояния начала XX века.
Именно в тот период был нанесен
непоправимый ущерб взаимоотно-
шениям двух наций, двух культур.
Трудно сказать, кто больше постра-
дал от этого - потери были обо-
юдными и трудновосполнимыми.
Печальная статистика свидетель-
ствует: из десяти предреволюцион-
ных выпускников гимназии Карла
Мая с немецкими корнями только
треть осталась в России, и дай Бог,
чтобы хотя бы один из них дожил до
глубокой старости, не подвергаясь
жестокому давлению репрессивного
аппарата.
Из всех многочисленных вет-
вей фамилии после 1917 года в
пределах обретенного отечества
остались только потомки Альберта
Федоровича, директора Трехгор-
ного пивоваренного завода, и дочь
дипломата Людвига Федоровича.
Возможно, это было связано с тем,
что и Альберт и Людвиг к тому
моменту ушли из жизни, и вдовам
с детьми было тяжело решиться на
отъезд в неизвестность. За редким
исключением, их дальнейшая судь-
ба подтверждает нашу печальную
Вера Альбертовна Цейдлер.
Оксфорд. Около 1913 г
Из семейного
архива А. Ф. Клебанова.
Фотография публикуется впервые
статистику. Николай Альбертович
Цейдлер, старший сын Альберта
Цейдлера, по семейным преданиям,
был расстрелян в Екатеринбурге
как участник Белого движения.
Старшая дочь Альберта, Вера Аль-
бертовна Цейдлер (1894-1982), до
революции успела окончить пре-
стижный колледж на родине своей
матери в Оксфорде, кроме русского
языка прекрасно владела немец-
ким, английским и французским.
После революции работала стено-
графисткой в штате секретариата
В. И. Ульянова (Ленина), что, од-
нако, не спасло ее от репрессий.
После начала войны, как социально
и национально чуждый элемент, вы-
пускница Оксфорда была сослана в
Казахстан, работала машинисткой в
простом казахском совхозе, и только
благодаря героическим стараниям
своей племянницы, Веры Алек-
сандровны Цейдлер22 (1925-1994),
после смерти И. В. Сталина смогла
вернуться в Москву. В дальнейшем
«чуждый элемент» работала секре-
тарем у академика Т. Д. Лысенко
(1898-1976) в Институте генети-
ки23, ютилась в каморке при здании
института. Только в конце 1960-х
годов, благодаря статье в журнале
«Наука и жизнь»24, в которой было
рассказано о работе Веры Альбер-
товны в секретариате В. И. Ульянова
(Ленина), Вера Альбертовна была
Вера Альбертовна Цейдлер.
Казахстан. Около 1955 г
Из семейного
архива А. Ф. Клебанова.
Фотография публикуется впервые
удостоена звания персональной
пенсионерки и получила отдельную
комнату.
Родная сестра Веры Альбертов-
ны, София Цейдлер (1896? - после
1970), повторила судьбу старшей
сестры, провела более десяти лет
на поселении в степях Казахстана.
Сохраняя лучшие семейные тра-
диции, София осталась в памяти
близких исключительно волевой
и цельной личностью, вместе с тем
не лишенной немецкой сентимен-
тальности. Не имея своих детей,
очень любила племянников. После
возвращения в цивилизацию была
лишена московской прописки, жила
в деревенском доме в двадцати ки-
лометрах от Москвы и, несмотря на
это, до конца жизни работала в цен-
тральной клинике МПС, защитила
кандидатскую диссертацию и про-
славилась безупречной репутацией
специалиста по болезням суставов.
Оставаясь верной клятве Гиппо-
крата, София Альбертовна лечила
и наркома Кагановича, и знатных
железнодорожников, но при этом
всю жизнь крайне неодобрительно
отзывалась о существовавших по-
рядках и с теплом вспоминала дав-
ние времена. Думается, она имела на
это полное право.
Младшая дочь пивовара Цейд-
лера, Наталья (1903 - после 1945),
по решению семейного совета сразу
45
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 44 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 46 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст