С
овременные мемуары
Н ас осталось мало.
..
Г . Д
. Я с т р е б е н е ц к и й
6 4
Осень и зиму я проработал чер-
тежником в штабе, и меня отправи-
ли в действующую армию в 8-й ди-
визион аэростатов артиллерийского
наблюдения, не дав мне, к счастью,
закончить учебу и получить звание
младшего лейтенанта.
То было в феврале 1943 года, а в
декабре 42-го меня наградили меда-
лью «За оборону Ленинграда».
ВДААН стоял на Пороховых.
Командиром был майор Босулаев,
а начальником штаба - майор Вы-
борнов.
Выборнов оказался милым,
остроумным человеком. Он окончил
три курса института и был немного
старше меня, но у нас оказалось
много общего - книги, музыка,
бокс и др.
До начала сорок четвертого года
мы квартировали на Пороховых, а
потом двинулись на фронт. Еще ког-
да мы находились на Пороховых, мы
получили фотографию главного ка-
скада Петергофа, снятую сверху. Это
было ужасно. Все фонтаны исчезли,
дворец стоял без окон. Казалось,
это уже невозможно восстановить.
После войны скульптор Василий
Львович Симонов показывал мне,
как он работает над восстановле-
нием Самсона. Для того чтобы не
было ошибок в силуэтах, он с не-
которого расстояния смотрел сквозь
фотографии, сделанные на пленке
со старого Самсона, и совмещал их
с глиняной фигурой, которую он
лепил в мастерской на проспекте
Маклина.
..
Но вернемся на Пороховые.
Наша часть располагалась в по-
мещении школы. В одном из клас-
сов Выборнов повесил боксерскую
грушу, я получил командировочное
предписание и привез из дома пару
боксерских перчаток, которые оста-
лись у меня после моих занятий
боксом.
Мы тренировались с утра по
несколько часов. Бой мы не могли
провести, так как у нас была только
одна пара перчаток. Тренировки,
* Окончание. Начало в № 3 (61), 2011 г.
Г Д. Ястребенецкий.
1942 г.
естественно, прекратились, как
только дивизион получил предписа-
ние выдвинуться на определенный
участок фронта.
Если я не ошибаюсь, то на Ле-
нинградском фронте было только
два ВДААНа. По питанию мы были
приравнены к летному составу,
поэтому кормили нас намного луч-
ше, чем в запасном полку, да еще
давали спирт.
В январе мы заняли землянки,
вырытые в крутом берегу Невы под
Шлиссельбургом. 27 января нача-
лась операция по полному снятию
блокады Ленинграда, и мы двину-
лись в сторону немцев.
Об этом сейчас почему-то не
пишут, но это было странное на-
ступление наших войск, по крайней
мере, на нашем участке. Боев на
нашем участке не было, так как не
было перед нами никаких немцев.
Накануне нашего наступления они
снялись и ушли.
В приказе Верховного главно-
командующего о взятии каких-то
городов на этот раз не перечис-
лялось, сколько орудий, танков и
живой силы было взято нашими
войсками. Видимо, разведка до-
несла немцам о готовившемся
наступлении, и они своевременно
отошли на Запад.
Наш дивизион вошел во Мгу,
расположился в районе вокзала, а
мы с Выборновым пошли пешком
к следующему населенному пункту,
чтобы определить место следующей
дислокации. Нашли подходящий
поселок Захожье с приличными
пустующими деревянными домами
и поздно ночью вернулись назад
во Мгу.
Вообще-то почти все дороги в
том районе были фашинными, про-
ложенными немцами по болотам.
Слева и справа от дорог все болота
были утыканы табличками с надпи-
сью «Minen». Но дорога, по которой
мы возвращались, была обычной,
широкой и не очень разбитой. Вне-
запно уже во Мге она оборвалась,
так как впереди был разрушенный
мост. Пришлось спускаться вниз с
высокой насыпи.
Я нашел на вокзальной площади
палатку с нашими ребятами и устро-
ился на свободном месте с краю. У
меня уже был большой опыт спать
зимой в любых условиях. У костра,
например, надо спать спиной к огню,
если скорчиться и поджать ноги, то с
этой стороны не будет очень холод-
но, а в палатке с краю спать холоднее
всего. Правда, я был одет в длинную
шинель, про которую говорили, что
она удобна, когда спать ложишься, а
пехотная - когда ср.
.. садишься.
Утром я никак не мог подняться,
поскольку шинель моя вмерзла в
лед.
.. Лед сначала подтаял от тепла
моего разгоряченного от тяжелой
ходьбы тела, а потом намертво при-
хватил полы шинели.
Когда же я вылез из палатки,
я был поражен тем, что насыпь, по
которой мы спускались с Выбор-
новым, была усеяна квадратными
противопехотными минами с рас-
тяжками.
Выборнов со своей женой Га-
лей, нашим санинструктором, и
командиром дивизиона Босулае-
вым спали в фургоне. Мне тоже
довелось несколько раз ночевать в
фургоне. На лавках слева и справа
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 63 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 65 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст