овременные мемуары
спине. Из пятки осколок вышел
сам, когда я принимал ванну, из
подбородка выковырял, а в спине
остались и долго болели.
Бывали и другие, иногда глу-
пые, истории, когда можно было
запросто погибнуть.
Мы передислоцировались на
другой участок фронта. Я ехал на
грузовике по разбитой заснеженной
дороге. Мы переезжали через мост,
кое-как построенный через неши-
рокую речушку. Вдруг мост прова-
лился, и машина легла на брюхо на
сохранившиеся бревна. Мы вышли
из машины и начали соображать, что
можно предпринять.
В это время с той стороны на
легковой машине ехал какой-то
майор. Он сразу же потребовал,
чтобы мы сбросили машину в реку
и освободили ему дорогу. Началась
перепалка, которая кончилась тем,
что два враждующих лагеря залег-
ли по обе стороны речки и начали
обстреливать друг друга. Пули сви-
стели над головой, как в настоящем
бою, и я не знаю, чем бы все это
кончилось, но в небе появился не-
мецкий самолет «рама». Это такой
двухфюзеляжный самолет, который
очень медленно летел над против-
ником и довольно точно сбрасывал
бомбы. Его все боялись.
Майор предпочел убраться с
открытого места, а мы вывесили
машину на вагах, подложили доски
и поехали дальше. По дороге нас
догнал мотоциклист Леха и сказал,
что нам велено ехать в Кингисепп
за продуктами. Я ехал в кузове ма-
шины. На мне была одна шинель.
Стоял сильный мороз.
Когда мы приехали в Кинги-
сепп, где располагались наши тылы,
я был не в состоянии сделать ни
одного движения - так я закоченел.
Меня вынули, отнесли в казарму
и положили на нары, на которых
крепко спали наши санитарки и
телефонистки.
Через какое-то время я отогрел-
ся. Никаких других мыслей, кроме
как отогреться, у меня не было. Я еле
успел к машине, которая отправля-
лась обратно.
Нарова была покрыта толстым
слоем льда. Для того чтобы умыться,
почистить зубы или набрать воду
для кухни, надо было ежедневно
прорубать лед. Поэтому я научился
умываться и чистить зубы одной
кружкой воды. К сожалению, этой
радости мы вскоре были лишены.
Выяснилось, что в реке плавает
очень много трупов, и пользоваться
этой водой стало крайне опасно.
Тогда мы начали топить снег. Не
помню точно, но, кажется, до того
как мы поселились в доме с печкой,
мы заняли здание школы. В школе
оставались книги по искусству и
многие другие, но на эстонском язы-
ке. Я вырывал картинки, на которых
были изображены произведения
искусства, и как ни странно, но они
сохранились у меня до сих пор.
Я спал на втором этаже. На со-
седней койке спал начальник связи
дивизиона, телефонистка сидела
около двери.
Ночью в дом попал снаряд.
Меня оглушило взрывом, и я
выскочил из койки и в полной тем-
ноте, задыхаясь от пыли, пополз к
двери. По дороге я наткнулся на
лежащую на полу телефонистку.
Схватил ее и на ощупь пополз даль-
ше к двери, распахнул ее, сделал
шаг вперед и.
.. рухнул вниз вместе
с телефонисткой. Лестницы уже не
было, но внизу лежала куча мусора
и доски, на которые мы упали.
Как мы ничего не повредили
себе, до сих пор не могу понять.
Правда, второй этаж был невысо-
кий, а куча мусора еще сократила
расстояние.
Как мы и предполагали, произо-
шло это потому, что на противопо-
ложном берегу установили «Катю-
шу». «Катюша» отстреливалась и
переехала от греха подальше на дру-
гую позицию, а немцы ударили по
«Катюше», но попали в наш дом.
Мы по очереди дежурили око-
ло частично разрушенной школы.
Было очень холодно. Я стоял ночью
несколько часов на посту и решил
развести костер из досок, которые
появились после попадания снаряда
в школу.
Когда снег под костром подта-
ял, я увидел какие-то тряпки. Это
был убитый солдат. Не то наш, не
то немец, в темноте я не разобрал и
быстро засыпал снегом.
А первых убитых немцев я
увидел в Красном Селе, когда мы
направлялись на запад. В снегу
посреди дороги лежали в зелено-
синих шинелях убитые и потом
раздавленные машинами два немца,
расплющенные и в крови.
Где-то по дороге в Кингисепп, во
время очередной остановки, я зашел в
пустой амбар. В углу, прижатый к сте-
не, с открытыми глазами сидел наш
солдат. В груди у него торчал неразо-
рвавшийся артиллерийский снаряд.
Это было страшное зрелище.
А потом после Кингисеппа по
дороге на юг мы попали под бом-
бежку. Колонна машин двигалась
по заснеженной узкой дороге по
направлению к Чудскому озеру.
Неожиданно движение останови-
лось. В небе появились немецкие
бомбардировщики. Бомбы упали
где-то впереди, а на нас посыпались
листовки. В листовках, написанных
по-русски, нашим солдатам пред-
лагалось дезертировать из армии,
для чего-то надо было симулировать
глазные болезни. Например, тра-
хому. Для этого рекомендовалось
намазать глаза ушной серой. Были
и другие рекомендации. Я запомнил
самую противную.
Несколько машин, ехавших
перед нами, были повреждены, и вся
колонна остановилась. Тут я впер-
вые увидел генерала Симоняка. Он
прошел вперед в белом полушубке
без знаков различия и приказал
ближайшую заглохшую машину
сбросить в кювет. Так он прошел
по всей колонне и, без раздумий,
приказывал сбрасывать мешавшие
движению машины в кювет.
Колонна сдвинулась с места.
На перекрестке, куда был нацелен
основной удар немцев, мы увидели
месиво из разбитых машин и окро-
вавленных тел.
Пожалуй, это было мое первое и
самое сильное тогда впечатление от
военных действий. Потом это стало
обыденным и уже не производило
никакого впечатления.
Конечно же, во время войны бы-
вали и забавные истории, и смешные
ситуации, но их было так мало!
Однажды во время боев под На-
рвой я ехал с Выборновым в машине
с названием «Лебедка». В кузове той
полуторки была установлена лебед-
ка с тросом, к которому крепился
аэростат.
- Вот тебе пакет, - сказал
Выборнов, садясь за руль «Лебед-
ки». - Будь с ним поосторожнее.
Пакет был небольшим, легким
и, видимо, очень важным. Я береж-
но положил его на колени, и мы
тронулись. Только мы переехали
по понтонному мосту через Нарову,
как раздался рев самолетов, и над
нашими головами, почти касаясь
67
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 66 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 68 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст