Подполковник Петр Иванович Шилов.
В день отъезда в Академию.
4 июня 1945 г, Курляндия, г Мажекяй*
и на своем приличном немецком
языке, усвоенном в первых трех
классах немецкой школы, куда меня
в детстве отдали мои интеллигент-
ные родители, показал на колонку,
которая торчала посреди двора за
моей спиной. Услышав, что я говорю
по-немецки, оба парня приветливо
заулыбались и объяснили мне, что
они едут в Жидикяй, чтобы сдать
нашему командованию свой фургон.
За несколько дней до того я ездил в
Жидикяй, и наша машина чуть не
развалилась, пытаясь пробраться по
главной дороге, разбитой в резуль-
тате недавних боев.
- Подождите, покажу вам, как
туда проехать, - сказал я и мигом
слетал за крупномасштабной то-
пографической картой, лежавшей
у меня на столе в отделе связи ар-
тиллерии. Такие карты выдавались
по мере продвижения наших войск
на запад. А я как раз был прико-
мандирован от 520-й роты связи к
штабу артиллерии как чертежник
для того, чтобы наносить на карты
расположение наших частей и от-
личать наличие у них средств связи.
Накануне я склеивал резиновым
клеем отдельные листы в целое
полотнище, но положение частей
на этом участке фронта нанести на
карту еще не успел. Прямо посреди
лужайки, на траве, мы расстелили
это полотнище и, стукаясь лбами,
* На обороте: «Грише на добрую и
хорошую память о совместной работе в дни
Отечественной войны. С приветом, Петр
Иванович Шилов».
стали искать дорогу, по которой
можно было проехать в Жидикяй.
Карта была очень подробной. На
ней были нанесены не только вто-
ростепенные дороги, но и отдельные
строения. Наконец маршрут был
проложен, и немцы, помахав мне на
прощание, отправились в путь.
Ребята были очень симпатичны-
ми, и я порадовался, что помог им.
Мы были примерно одного возраста
и занимались во время войны при-
мерно одним и тем же делом. Они
корректировали артиллерийский
огонь по вражеским, то есть по на-
шим, целям при помощи специаль-
ных приборов. А я корректировал
огонь по вражеским, то есть по их
целям визуально, сидя в корзине
аэростата артиллерийского наблю-
дения под Нарвой.
«Как-то странно, - подумал я, -
что эти ребята - мои враги, против
которых я воевал долгих четыре
года». Конечно, во мне, наверное,
должно было проснуться чувство
ненависти к ним, но что-то это никак
не получалось.
Осознав, что только что бесе-
довал с врагами, я спохватился. А
имел ли я право вот так запросто
разговаривать с немцами? Вспом-
нив, что показывал им секретную
карту, я похолодел и стал нервно
оглядываться по сторонам.
Был тихий майский вечер. Ни-
что не напоминало о войне. Нигде не
было видно людей в военной форме,
и только двое мальчишек с интересом
разглядывали немецкий фургон. Мо-
жет быть, никто кроме них не видел,
как мы мирно беседовали, склонив-
шись к секретной карте. «Если про-
несет, никому никогда не расскажу
об этой встрече», - решил я.
Я вспомнил другой аналогич-
ный случай, произошедший со мной
совсем недавно и о котором я начи-
сто забыл. Урок о том, как надо осто-
рожно вести себя на освобожденной
от немцев территории, преподнес
мне подполковник Шилов, возглав-
лявший отдел связи, к которому я
был прикомандирован.
Наши части проходили тогда
через Эстонию. На ночевку мы оста-
новились в хуторе с приятно звуча-
щим названием Аэспеа. Большой
крепкий дом стоял на некотором
возвышении среди картофельных
полей. Рядом с домом находился
амбар, сложенный из огромных
валунов, скрепленных бетоном.
Фоном для этой идиллической
картины служил темный хвойный
лес и удивительно красивые легкие
облака в небе. В доме жили только
мать с дочерью. Мужчин на хуторе
не было. Вообще в Эстонии мне не
попадались местные жители - муж-
чины. То ли они были в бегах, то ли
служили у немцев.
Дочь - прекрасная девушка,
чуть младше меня, с труднопро-
износимым именем Иые, к моему
удивлению, говорила хорошо, почти
без акцента, по-русски.
Погода была чудесная. Было
время года, когда зелень еще не ста-
ла темной и тяжелой, а была легкой,
прозрачной и радостной. На хуторе
не было заметно каких-либо следов
войны, - не валялись стреляные
гильзы, не видно было воронок от
артобстрелов. Весь путь до Эстонии
меня преследовал и сильно мне на-
доел этот «пейзаж после битвы».
Я устал от бездорожья, от невоз-
можности выспаться в нормальных
условиях, не говоря уже о том, что
все время приходилось быть в на-
пряжении от ожидания возможных
артобстрелов, бомбежек, пикирую-
щих самолетов и других присущих
войне обстоятельств, к которым
привыкаешь, перестаешь их бо-
яться, но от которых очень хочется
отдохнуть. Целый день мы гуляли
с Иые по весеннему лесу, говорили
о будущем, поскольку война бли-
зилась к концу, и та жизнь, которая
нас ожидала после войны, казалась
светлой и беспроблемной.
Поступил в Академию
(Г Д. Ястребенецкий -
второй справа).
1945 г.
69
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 68 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 70 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст