Б
локада Ленинграда
наложить мой «самоправ» с рези-
новыми губками, двумя шинками
и закруткой. Раза три-четыре я
пользовался таким «самоправом»
и всегда при трудно вправимых и
трудно удерживаемых надмыщел-
ковых переломах голени получал
хорошие результаты.
Суть повязки в следующем: на
голени гипсовыми бинтами укре-
пляют две дощечки, выступающие
за подошву на 20-25 см. Под дощеч-
ки над переломами подкладывают
толстые, солидные резиновые губки.
Эти губки помещают или на одном
уровне, или одну выше, другую
ниже, смотря по тому, где перело-
мы и насколько надо придать стопе
подвернутое положение - варусное
или вальгусное, или совершенно
нормальное (смотря по контролю
рентгеном). Когда все это пристроят,
на конце выведенных за подошву до-
щечек навязывают веревку, которую
при помощи закрутки можно было
бы укорачивать или распускать.
Для борьбы с отвисанием стопы на
передней поверхности гипсовой по-
вязки прикрепляют две петельки, за
которые и прикрепляют резиночка-
ми стремечко. Все сооружение при-
нимает вид, изображенный мною
на самодельном рисунке. Такую
повязку я и наложил докторше. Ко-
сти меня послушались. Повязка эта
капризная. Основное заключается в
осторожном сжимании мыщелков
губками. Для этого требуется:
1. Брать большие, толстые губ-
ки, толщиною 4-5 см, длиною в
12-15 и шириною 7-8 см.
2. Сдавливание закруткой про-
изводить очень легкое, усиливая его
не через часы, а через сутки.
3. Неустанно контролировать
состояние кожи. В клинике один
ординатор устроил такую повязку
с маленькими высохшими старыми
губками и получил некроз кожи.
Это урок.
Смысл этой выдумки заключа-
ется в очень деликатном вправлении
эластичностью губок смещенных
отломков и удерживании их до
поры до времени в этом положе-
нии. Медленное давление ведет к
установлению отломков в должном
положении.
После наложения этой повязки
я пошел разыскивать несчастную
Вощинину, переведенную в дом
Видемана для аборта. Главный
врач роддома доктор Н. П. Беляев
любезно вызвался меня провести
к Екатерине Ильиничне. Долго
мы бродили с ним по совершенно
темным палатам первого этажа, не
находя мою знакомую. Н. П. Беля-
ев громко взывал: «Здесь больная
Вощинина?» Но никто из тьмы не
отвечал. Я стал терять надежду, как
вдруг из коридорной тьмы до меня
донесся слабый голос: «Я здесь».
Я не узнал голоса, но догадался,
что это Вощинина каким-то обра-
зом услышала возгласы главного
доктора и решила отозваться. Мы
пошли на голос, и я обрел Е. И. Бед-
няга лежала на больничной койке в
полной мгле и мучительно думала:
«Выживу или нет?» Я не нашелся
много ей сказать в утешение. С
абортом плохо. Не могут его произ-
вести, так как нет света. При лучине
боятся делать. Роды проводят при
лучинах.
Видел на посту К. Н. Рабино-
вича. Он стонет, что болят почки,
но вид неплохой. 60 лет, ходит в
клинику, бодрится в остальном.
Вернулся домой. В больнице
полная мгла. Холод.
Я не знаю, как на других, но на
меня полнейшая тьма вечером дей-
ствует крайне угнетающе. Сидишь
как заживо погребенный. Провели
вечер, коротая его сном, пасьянсом
и беседою с милейшим Колесовым.
Василий Иванович зашел посо-
ветоваться о работе. Пишет статью
об илеусах от брожения. Пишет в
буфетной комнате под разговоры и
перебранку санитарок. В буфетной
тепло, иногда топится плита, можно
держать перо.
Вследствие отсутствия тока
нельзя греть пищу, чай, кофе. Жена
пичкала меня холодными супами.
Что это за гадость, даже подумать
противно, но я ел, так как есть надо.
Вкусовые ощущения и тошнота
были сглажены водой с красным
вином, которого, однако, осталось
очень мало. Жаль.
Сегодня утром дали ток, от это-
го стало веселей, но клиника высту-
жена. На дворе отчаянный мороз.
Сообщения по радио очень
скудные, отнюдь не бодрящие.
Я надеюсь на скорый мир с
Финляндией. На мой взгляд, это
должно произойти, так как финнам,
несмотря на их победы, так же как
и нам, плохо из-за голода. Если они
не заключат мира, то есть им будет
совсем нечего.
Сегодня в четыре часа провел
очередную конференцию в Киров-
ском госпитале. Убеждал врачей,
что надо все-таки изредка опери-
ровать.
Снова нет тока уже с час. Писать
с помощью нашего друга керосино-
вой лампочки очень трудно, надо
кончать.
Д. П. Голубев вчера переведен в
Кировский госпиталь в терапевти-
ческое отделение. А. А. Харченко
хочет его забрать в качестве зав.
хирургическим отделением, после
того как он оправится. Я думаю, что
это будет вполне разумно, так как
хирургу надо заниматься ранеными,
а не канцелярскими бумагами, хотя
бы на передовых позициях танко-
вой бригады. Удивительное дело:
в войну 1914-1918 годов не умели
распределять врачей на фронте и в
тылу, не выучились и теперь. Только
болтали, а делать не сделали.
13-
1-42 г., 5 ч. 45 мин. Торо-
плюсь писать, так как действует
электрическое освещение.
Условия существования стано-
вятся все хуже и хуже. Отопление
больницы почти прекратилось.
Трубы от отопления начали ло-
паться. Автоклав не работает. Как
решить вопрос о стерилизации
материала - не знаю, так как нет и
керосина. Маленький автоклав в
бактериологической лаборатории
работает на электрической сети,
которая почти бездействует. В Ки-
ровском госпитале главный врач
решил вмазать автоклавы в кирпич-
ные печи. Самое разумное, но у нас
таких автоклавов нет. Одна надежда
на стерилизацию в доме Видемана,
так как в этом учреждении угля вдо-
воль, и они от холода не страдают.
Мои планы начать оперировать
в Кировском госпитале рухнули, так
как там нет стерильного материала
в должном количестве.
Только что приходили милей-
шие Анна Александровна и Ели-
завета Владимировна с известием,
что выступавший по радио пред-
седатель Ленсовета Попков обещал
улучшение снабжения. Слова Поп-
кова, что «худшее позади», бодрят.
Но так ли это?
14-
1-42 г. Среда. Клиника съежи-
лась. Третий этаж главного корпуса
занят дистрофиками. Правая поло-
вина травматологического отделения
отведена под таких же больных. Хи-
рургическое отделение осталось толь-
79
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 78 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 80 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст