Б
локада Ленинграда
80
ко во втором этаже и в левой половине
травматологического отделения. Я не
возражаю против такого сокращения,
так как хирургическое отделение уже
мертво, его не существует. Хирурги-
ческое отделение скончалось тогда,
когда исчез электрический ток, когда
температура спустилась до 5-6°, когда
операционные раны перестали сра-
статься и гранулировать. Последний
смертельный удар был нанесен хи-
рургическому отделению в тот день,
когда перестал работать автоклав.
Первоначально мне казалось, что
с прекращением работы автоклава мы
должны сделать скачок в доасептиче-
ский период. Однако я скоро отверг
это предположение, потому что в
доасептический период оперирова-
лись и выздоравливали совсем при
других условиях, чем наши пациенты:
очевидно, они были в тепле, сыты и
освещались ежедневно нормальным
солнечным светом. Не помню где, но
как-то я читал, что в одном из мона-
стырей были размещены раненые.
Одни из них лежали в такой части
громадного зала, куда проскакивали
солнечные лучи, другие были в тени.
У освещаемых солнцем срастание
костей и заживление ран происходи-
ло нормально, у лишенных солнца
регенеративные процессы были
из рук вон плохие. Наши раненые
в травматологическом отделении
месяцами лежали без дневного осве-
щения, так как все окна первого этажа
были закрыты плотными ставнями-
заслонами с песком.
При таких условиях положение
наших больных в настоящее время
куда хуже, чем это было хотя бы в
долистеровский период. Работать
нельзя, выхода нет. Если бы сейчас
случилось у кого-нибудь из больных
или раненых кровотечение, я бы
ничего не смог сделать, кроме на-
ложения на ощупь жгута на конеч-
ность. Нет света, нет операционной,
есть лишь остатки стерильного
материала.
Днем при работе в перевязоч-
ной уже работали с обожженными
спиртом инструментами.
В палатах температура коле-
блется около 7-8°, еще жить можно.
В лаборатории, в приемном покое
жидкости замерзают. В приемном
покое вчера работали при свете
какого-то машинного подожженно-
го масла. Копоть была отчаянная.
Я много думал и постоянно ду-
маю теперь над нашим положением,
однако комментировать его я не в
состоянии. Я не могу даже ответить
на такой простой вопрос, может ли
быть положение хуже этого или не
может. Могут ли остаться какие-то
взаимоотношения между врачом и
больным при подобных условиях
или не могут. Могут ли врачи про-
должать обходы палат и оказывать
какую-нибудь помощь больным,
или все эти обходы, разговоры, пере-
вязки равны нулю в смысле пользы.
В старых хирургических отделениях в
долистеровский период скученность
больных и загрязнение хирургиче-
ских отделений приносили вред. Мо-
жет быть, и теперь будет то же самое.
Однако никто из властей ни в коем
случае не допустит ликвидации хи-
рургического отделения. Оно должно
быть, и, очевидно, оно как-то будет
существовать. С точки зрения логики
такое хирургическое отделение по
меньшей мере бесполезно, однако на
самом деле оно существует. Я не могу
разобраться в этом.
Если бы год или полгода тому
назад мне кто-нибудь сказал, что
такое хирургическое отделение
будет существовать, я, конечно бы,
не поверил, однако оно существует.
Наш архивариус, она же статистик,
Е. В. Генер подвела итоги за декабрь
месяц. По ее подсчетам, за послед-
ний месяц несчастного 41-го года
смертность среди оперированных
достигла у нас 35%. Мне кажет-
ся, что это предел, однако весьма
вероятно, что я опять ошибаюсь.
Быть может, худшее еще впере-
ди. Кроме этой цифры Елизавета
Владимировна дала нам сведения
о смертности в нашей клинике по
основным формам острого живота
за истекший год. Привожу ее отчет
полностью (табл. 1).
При первом взгляде как будто
бы все благополучно. Мелькают
Таблица 1
цифры, довольно близкие к тем,
которые были раньше. Правда, во
всех показателях есть увеличение,
но сравнительно незначительное.
Однако первое впечатление о бла-
гополучии неправильно. Благопо-
лучие есть за первые 10 месяцев, и
катастрофа за ноябрь и декабрь.
В декабре среди оперированных
умерло:
От ущемленных грыж
(13:3) - 15,65%
От прободных язв желудка
(16:5) - 31,2%
От острой кишечной
непроходимости
(3:3) - 100%
От острого аппендицита,
(2 узла 5:1) - 20%
Вот истинное положение неот-
ложной хирургии брюшной полости
в последнем месяце трагического
для Ленинграда и его жителей 1941
года. Кроме этих итогов Елизавета
СМЕРТНОСТЬ ПОСЛЕ ОПЕРАЦИЙ ПО ПОВОДУ ОСТРЫХ
АППЕНДИЦИТОВ, УЩЕМЛЕННЫХ ГРЫЖ,
ПЕРФОРАТИВНЫХ ЯЗВ
ЖЕЛУДКА И ОСТРОЙ КИШЕЧНОЙ НЕПРОХОДИМОСТИ В 1941 г.
ПО ПОЛУГОДИЯМ
1-е полугодие
2-е полугодие
О с т р ы е а п п е н д и ц и т
ы
294, смертность - 0
144, смертность - 3,4%
(умерло 5) Общий процент смертности - 1,44%
У щ
е м л е н н ы е г р ы
ж и
10, смертность - 0
65, смертность - 12,3%
(умерло 8) Общий процент смертности - 10,6%
П е р ф
о р а т
и в н ы е я з в ы ж
е л у д к а
7, смертность - 14,3%
33, смертность - 21,2%
(умер 1)
(умерло 7)
О б щ
и й п р о ц е н т с м е р т н о с т и 2 0 %
О с т
р а я к и ш
е ч н а я н е п р о х о д и м о с т
ь
6, смертность - 16,3%
32, смертность - 43,7%
(умер 1)
(умерло 14)
О б щ
и й п р о ц е н т с м е р т н о с т и - 3 9 , 4 %
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 79 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 81 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст