Б
локада Ленинграда
Часто были тревоги, начиная
с 2-х часов. Ездил за водой и был
в расходе, получил целый котелок
баланды, наелся, а если бы дали, то
еще бы столько съел. Оставил хлеба
немного к обеду.
На обед щи и горох - налил
Кибиткин ничего.
На Павлова настоящее гонение,
как будто он хлеб тырит и куда-то
сбывает, а у Кибиткина не хватает.
Словом, черт его знает.
Девчата совсем молодень-
кие, на вид ничего, выглядят по-
человечески. Одна с косичками.
Целый день убирали на кухне. Око-
ло 2-х часов выскочили из облаков
3 «мессера-110» и, сбросив 4 бомбы,
смылись.
Перешивал крючки к шинели.
Сегодня мне в 4 часа дня - 21 год.
1 мая 1942 года
Вот и 1 мая. Замечательный на
редкость денек и, между прочим,
до 3-х часов прошел спокойно, не
считая нескольких тревог.
Утром меня позвали на кухню
паять котел. На завтрак был верми-
шелевый суп, и дали по 95 гр. масла.
Вот мирово!
Хлеба маловато только, черт
возьми, поел и как будто осталось
еще место, еще что-нибудь бы съел.
Так, если бы хлеба грамм 500-600,
то как раз.
Одним словом, Первое мая
прошло спокойно. Скука на душе,
вспоминается дом, и мирная служба,
и прочее. Надоело же. Эх.
..
Послал домой письмо.
2 мая 1942 года
Тоже спокойно. Опять меня
взяли для работы по звуку. Сего-
дня позавтракал и до обеда не очень
здорово хотелось есть. В обед были
щи и вермишель, готовил Кибиткин.
Как будто сегодня наелся. Дежурил
с 12 часов ночи до 4-х утра. Херово
так дежурить. Спать охота зверски,
и прохладно. Я все никак не кончу
зашивать шинель.
Совсем забросил решение за-
дач. Да и те, которые прорешал, не
переписываю. Эх, и скука. Неужели
и в это лето его не потурят. Говорят
все, что обязательно этот год должен
быть решающим. Нашего Алферова
наградили медалью «За боевые за-
слуги». Спрашивается: за что?
К нам на баллистику прислали
новых ребят - связистов. Платоно-
ва и Луценко, ребята ничего. С 12
опять дежурим.
3 - 4 мая 1942 года
Все эти дни ничего особенного.
Тревоги и прочее. Пришел вчера
опять Михайлов, где он будет?
Говорят, что нам дадут 4-е орудие.
Кибиткина должны с кухни взять.
Вот хорошо было бы.
Вечером 3-го мая получил пись-
мо от Гали. Шло оно безобразно,
почти месяц и 4 дня. Письмо по со-
держанию мне понравилось. Только
сегодня окончил писать, пошлю
завтра. Михайлова отпускают на не-
которое время домой - умерла жена,
пообещал привезти часы.
На дворе сильно похолодало,
особенно 4-го, просто жутко холодно.
Писал Гале письмо просто с душой,
все описал. Дежурим мы теперь как-
то, и сами не знаем, когда заступаем.
Старшина жиров опять не привез.
Когда я только буду сыт? Про-
сто не знаю.
4-
го вечером опять получил
письмо от мамы.
5 - 6 мая 1942 года
Послал письмо Гале. Холод
зверский, ветер сильный. Ну и кли-
мат, ну и погодка! Мамино письмо
шло так же, как и от Гали, больше
месяца.
Говорят, что Михайлов от нас не
уйдет, а я буду заниматься своим де-
лом и, кроме того, буду 4-м номером
на планшете. Вот это уже мне очень
и очень не нравится.
Ну, девчатам землянку как будто
кончили. Найдут ли еще работу?
На нашем фронте пока затишье,
артиллерия не стреляет. Эх, и скука,
скука!
В полдвенадцатого ночи, когда
меня Леша только разбудил на смену,
дали тревогу. Собрал комиссар всех и
в таком торжественно-таинственном
тоне объявил: «Сегодня ночью, сей-
час, мы откроем огонь по наземным
точкам немцев. В сегодняшнюю ночь
должна решиться судьба немцев под
Ленинградом, все зенитные батареи
будут вести огонь по переднему краю
немцев! Успех всего задуманного
предприятия». Ну, у меня настроение
поднялось. Думаю, сегодня немцам
дадут, действительно на батарее
какое-то движение, команды, при-
готовления. Несколько батарей,
правда, открыли огонь, но оттого
что не дали все - ураганного огня
не было.
Примерно в час дали готовность
№ 3, пошли спать. <.
..> Выпал снег,
все покрылось белым ковром. Вот
так весна! Ну и погодка ленинград-
ская! 5-го послал громаднейшее
письмо Гале. Начал было писать
письмо маме, но решил немного
увеличить интервал. Да и писать-то,
собственно говоря, нечего. Наконец-
то написал и послал письмо Генна-
дию Суслову.
Эх, и холод держится, ветер
режет как ножами. Да еще завтрак
дают с 7-ми часов утра, а до обеда
ждать вечность, целых 9 часов! Го-
товность дают с 12 часов дня, и мы
сидим до 4-х часов.
Хорошо, у нас на баллистике у
одного появились часы, веселее как-
то, все угадываем время, каждый
час, мерзнем до 2-х, самое трудное
время. Но после 2-х дело идет бы-
стрее. Сидим и дрожим, проклиная
все на свете. Только и разговоров,
что про шамовку. Что бы съел, как
Проспект 25-го Октября (Невский пр.). 1 мая 1942 г
Фото В. Федосеева
85
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 84 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 86 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст