уша Петербурга
Надо сказать, что несколько
стихотворений, представленных
в этой книжечке, с французского
языка на русский перевел я.
В качестве гостя на презентации
присутствовал известный москов-
ский пушкиновед, коллекционер
Александр Николаевич Громов. Он
подошел ко мне и сказал: «Давайте
издадим такую же миниатюрную
книжечку».
Я решил, что это очень хорошо.
Дал согласие. Громов уехал в Мо-
скву, я остался в Петербурге и сразу
стал думать, а, собственно, на какую
тему можно издать книжечку?
Из разговора с Александром
Николаевичем я понял, что он
хорошо знает французский язык.
Пришло решение: надо выпустить
сборник басен. Пусть он напишет
небольшую вступительную статью
о жанре басни, а я поместил бы из-
вестные переводы И. А. Крылова,
других российских классиков, сде-
лал бы несколько своих переводов.
Таким образом, получилась бы
хорошая книжечка. Решил и жду
звонка Громова. Не звонит. Звоню
сам, поскольку была его визитная
карточка. Трубку он почему-то не
снимал. Разговор не состоялся. Тог-
да подумал, а что ждать, возьмусь-ка
переводить.
..
Мне давно было известно, что
эпиграмма, которой занимался со
студенческих лет, и басня - родствен-
ницы. Они и долгожительницы. Еще
Лессинг в XVIII веке обратил вни-
мание на родство этих жанров и даже
написал статью по этому поводу.
Начал пробовать свои силы.
Перевел одну басню, потом вторую.
Вторая потянула за собой третью.
..
В результате, когда представилась
возможность в издательстве «Нау-
ка» издать книжечку с собственны-
ми переводами, мне предложили
сделать следующую комбинацию:
озаглавить книжечку «Французская
басня и эпиграмма». К тому времени
у меня переводов басен накопилось
достаточное количество.
К несчастью, разразился эко-
номический кризис, и рукопись
застряла. Денег нет, типография не
может двинуть работу вперед.
В это время каким-то образом в
издательстве «Вита Нова» узнали,
что я занимаюсь жанром басни.
Мне предложили поучаствовать в
их издании полного собрания басен
Лафонтена. Тем более, было предло-
жено написать статью о Лафонтене.
Немножко растерялся - требуются
дополнительные исследования. Но в
результате согласие дал. Решил, что
несколько басен, которые перевел
для издательства «Наука», смогу
вставить сюда.
Рассмотрел рукопись, кото-
рую мне представили. Это была
рукопись, изданная в 1901 году. В
ней, конечно, представлены поэты
Серебряного века и поэты XVШ
века, которые очень любили Лафон-
тена, много его переводили. Но если
наши классики соблюдали цезуру в
шестистопных строфах, правильное
чередование мужских и женских
окончаний, то поэты Серебряного
века - имею в виду переводчиков и
ни в коем случае не навожу тень на
великих поэтов - не справились с
задачей. В переводах зачастую на-
рушались эти правила.
Я попросил у издательства раз-
решение на замену переводов, не
отвечающих правилам, принятым
во Франции и в России. Пришлось
обратиться к нашим петербург-
ским переводчикам. Очень много
помогла, в частности, Майя Квят-
ковская - опытная и талантливая
переводчица. Понравились пере-
воды Михаила Иванова. В работе
приняли участие Владимир Петров,
Валентин Мультатули, Наталья
Лебедева. Но, к сожалению, вре-
мени было катастрофически мало.
Поначалу вообще предложили все
посмотреть за неделю и отправить в
типографию. А здесь был непочатый
край работы.
Дали два месяца, сказав при
этом, что издательство находится
на самоокупаемости и ждать больше
не будут. Я ничего не мог поделать.
Конечно, за такой срок не удалось, к
сожалению, в полной мере ликвиди-
ровать все пробелы. Однако считаю,
что этот двухтомник является шагом
вперед по сравнению с двухтомни-
ками, которые выходили в Москве
за последние пять лет и повторяли
полностью не только само издание
1901 года, но даже допущенные ти-
пографские ляпсусы.
Думаю, что петербургское из-
дание будет очень важным для
русского читателя.
Приятным для меня явилось то,
что мне поручили написать вступи-
тельную статью.
Времени было мало, но удалось
просмотреть большое количество
материалов. Кажется, что основные
этапы, которые прошла басня за свой
исторический путь, начиная с Эзопа,
удалось отразить. Я даже коснулся пе-
риода, когда басня еще не оформилась
в жанр, а представляла в первоздан-
ном виде притчу. К слову сказать, в
данном случае надо очень осторожно
обращаться с терминами, поскольку
первые русские баснописцы свои тво-
рения называли притчами. Полагаю,
что в дальнейшем теоретики начали
рассматривать басню с точки зрения
композиционных приемов, и тогда
возникли дополнительные подвиды.
Притчами стали называть то, что
было до Эзопа.
Притча в русском языке про-
исходит от глагола приткнуть.
Основополагающее значение в ней
имела мораль, а фабула была в роли
рабыни. Это долгое время мешало
басне оформиться в самостоятель-
ный жанр.
Греки, которые во всем любили
меру, уравновесили между собой
мораль и фабулу. С этого момента
басня началась как таковая.
Басня начала путешествие по
всей Европе. Дошла до Франции.
И Лафонтен, о котором мы сего-
дня говорим, сделал дальнейший
шаг. В его произведениях фабула
превращается в госпожу, а мораль
становится ее рабыней.
Я считаю, что в этом заключает-
ся великое достижение Лафонтена.
Он, по сути, разрушил канониче-
ский жанр басни. Многие его басни
выглядят идиллией, становятся
небольшими новеллами. Тем самым
Лафонтен поставил басню на недо-
сягаемую высоту.
..
Вот, Александр Александрович,
что я хотел вам рассказать. А как
события будут развиваться дальше -
посмотрим.
Владимир Ефимович берет
ручку. На титульном листе первого
тома басен Лафонтена появляется
надпись:
Дорогому Александру Алексан-
дровичу Тетерину.
Рад представить себя как пере-
водчика в новом для меня жанре.
В. Васильев. 23 мая 2009 года.
Встречи с замечательным пере-
водчиком современности продолжа-
ются. Они обогащают, заставляют
пристальнее всматриваться в день
сегодняшний - неповторимый и
многогранный, быстротечный и за-
поминающийся.
9
История Петербурга. № 4 (62)/2011
предыдущая страница 8 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн следующая страница 10 История Петербурга №62 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст