Н
еизвестное об известном
16
рукописей и книг, высказывался
в пользу перевоза груза обратно в
Петербург «устанавляющимся зим-
ним путем»8. Тогда уже признано
было, что военные обстоятельства
для столицы России были вполне
благоприятными, и поскольку оло-
нецкие крестьяне соглашались взять
с пуда по одному рублю, а некоторые
по 95 копеек (впоследствии все со-
гласились на 90), но путь рукописей
и книг Императорской публичной
библиотеки протекал без особливых
трудностей. 28 декабря все 189 ящи-
ков благополучно прибыли обратно
в Петербург, что стоило казне 5639
рублей 57 копеек9.
В Санкт-Петербургской Им-
ператорской академии наук «по
случаю предосторожности, прини-
маемой правительством для удале-
ния из столицы нужнейших бумаг и
драгоценных вещей» также, начиная
с 6 сентября, предпринимались
меры к исполнению распоряжений
министра народного просвещения
по укладке всего предполагаемого
«для отправления, куда повелено
будет». Но еще 8 августа в письме
академика Н. И. Фусса были выска-
заны общие соображения об отборе
предметов, имеющих большую де-
нежную ценность или которые «до-
роги для национального чувства»;
при этом уже тогда назывались те
предметы, которые по прошествии
времени были отобраны как самые
в данном случае важные, включая и
астрономические приборы, и «вос-
точные манускрипты». Тогда же
была высказана мысль о том, что
безопаснее было бы перевезти ака-
демические «вещи» в Кронштадт10,
но в Министерстве народного про-
свещения было решено отправить их
в другом направлении. На эти цели
из «економических сумм» Комитет
Правления Академии наук поста-
новил выделить средства, которые
распорядился выдать академикам
Н. Я. Озерецковскому, Ф. И. Шу-
берту и В. М. Севергину, чтобы
они «благоволили все находящие-
ся в ведении их драгоценности
укладывать»11. Помимо того, что
к укладке были назначены бумаги
Академического архива, в том числе
и дела, касающиеся до основания
Академии, во исполнение распоря-
жений Разумовского были упако-
ваны «восковая персона» Петра
Великого, предметы его гардероба,
чучела его лошадей и собак, токар-
ные станки и проч. Согласно рапор-
ту Комитета Правления Академии
от 13 сентября, всё, что предполага-
лось к вывозу, было упаковано в 72
ящика, включая «минеральный ка-
бинет», «малую часть библиотеки с
манускриптами» и «костюмы китай-
ские, японские и прочие».12 Общий
вес составил 452 пуда. Хранившиеся
в Кунсткамере анатомические пре-
параты, чучела млекопитающих,
птиц, земноводных и остальную
«живность» решено было оставить
на месте. В качестве сопровождаю-
щих груз были назначены два чи-
новника и «при них двое сторожей»
с унтер-офицером академической
«инвалидной команды».
Увязка и укладка затягивались,
что и немудрено, поскольку размеры
ящиков подгонялись под предметы
многоразличной величины, но в
донесении академика А. Ф. Сева-
стьянова графу А. К. Разумовскому
сообщалось, что хозяева судов,
присланных из Адмиралтейства в
Академию наук, просили поспешить
с погрузкой, ибо «задерживание
их здесь долгое время сделает нам
остановку в пути, ибо Ладожский
канал рано замерзает», а это может
заставить нас зимовать, отъехав не-
далеко от столицы»13. Поэтому ра-
боты были ускорены, что позволило
двум «даншкоутам», груженным
академическими «вещами», и со-
провождавшей их яхте отправиться
в путь уже 17 сентября. Без особых
приключений 29-го все добрались
до Лодейного Поля, но далее прой-
ти не смогли «за покрытием реки
Свири льдом» и остались зимовать
в деревне под названием Капустино
в ста верстах от Петрозаводска, где
подходящего места для хранения
академических редкостей не ока-
залось14. Поэтому сопровождав-
шие их чиновники обратились
по начальству с предложением
разрешить им не задерживаться в
Капустино и в целях сбережения
груза «установившимся зимним
путем» отправиться восвояси в Пе-
тербург, поскольку, по имевшимся
сведениям, опасности для столи-
цы более не существовало. Граф
А. К. Разумовский внял предложе-
нию академического начальства и
16 ноября 1812 года направил сроч-
ное предписание разворачиваться
обратно для доставления всего ра-
нее отправленного в Петербург.
Дальше всего удалось уплыть
«предметам» Императорской Ака-
демии художеств, заключавшимся
в 117 ящиках «с формами античных
фигур», ящике с мраморной статуей
Екатерины II и статуей Анны Иоан-
новны с арабчонком «в обвертке»
и 39-ти - с моделями античной
архитектуры и прочими казенными
вещами. Кроме этого, по просьбе
императрицы Марии Феодоровны
на один из кораблей был погружен
мраморный «памятник» великой
княгине Александре Павловне ра-
боты скульптора И. П. Мартоса15.
«Колоссальную» статую Геркулеса
Фарнесского, отлитую из алебастра,
по распоряжению вице-президента
академии П. П. Чекалевского реше-
но было оставить.
Выйдя из Петербурга 18 сен-
тября, два «дашкоута», «Святой
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 15 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 17 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст