Н
еизвестное об известном
20
Пристань на реке Вытерге.
1865 г.
бинеты и дела всех присутственных
мест вывезены водою на север, чем
воспользовались и служащие, при-
соединив свои ящики к казенным,
так что у графа Аракчеева, напри-
мер, было в доме не более трех ло-
жек. Затем все жили, по пословице,
на мази: кто мог, держал хотя пару
лошадей, а прочие имели наготове
крытые лодки, которыми запруже-
ны были каналы. Закрытие банка и
ломбарда, с пресечением присылки
доходов из деревень, сделало то,
что монетный двор не успевал пере-
чеканивать в монету приносимых
сервизов.
..»31
Присоединил свои ящики к ка-
зенным или отправил их под видом
казенных сам министр внутренних
дел О. П. Козодавлев. Директор
Особенной канцелярии М. Я. фон
Фок 3 сентября 1812 года доносил
министру полиции А. Д. Балашову
о том, что он «отправил часть своего
имущества на сбережение в Тих-
винский Монастырь за надежным
конвоем под предводительством
Статского Советника Мельникова,
который за исправное выполнение
сего поручения произведен в Дей-
ствительные Статские Советники
(чин IV класса, соответствующий
генерал-майору. -
С. И.).
Монахи,
усердствуя при привозе вещей
столь знаменито препровожден-
ных, вознамерились внести их в
Олтарь, чтобы там их сохранить; но
северныя двери оказались слишком
малыми для Сундуков сокровища
Г. Козодавлева в себе заключаю-
щих, а потому иноки облеклись в
рызы и внесли с богобоязненным
велением сии драгоценности чрез
Царские врата в Олтарь и там до-
стодолжно схоронили»32. Поли-
цейское донесение перекликается
с аналогичным сообщением жены
петербургского гражданского гу-
бернатора М. М. Бакунина Варвары
Ивановны Бакуниной (урожденной
Голенищевой-Кутузовой) - с той
лишь разницей, что, по ее утвержде-
нию, сундуков было 18, «от тягости
коих пол треснул»33.
Полицейские осведомители,
засевшие в петербургском доме
министра финансов Дмитрия Алек-
сандровича Гурьева, донесли 13
сентября: покуда господа обре-
тались в гостиных апартаментах,
«собравшиеся в передней лакеи за-
вели разговор о настоящих военных
обстоятельствах и об опасности в
которой находится Отечество и по-
сле многих рассуждений говорили,
что надобно всем споспешествовать
к спасению Отечества и на защище-
ние веры и Государя.
..». Когда же
возник извечный вопрос, что делать,
«один из них отвечал, что надобно
выбрать между собою однаго полов-
чее и по умнее и начать тем, чтобы
свернуть головы своим господам, то
есть Русским французам, а потом
идти на врага. От Господ же нечего
ожидать, они совсем офранцузились
и Государя обманывают».
Такие мысли посещали не толь-
ко лакеев и не только у министра
финансов. Разумеется, подобного
рода «патриотисм» не мог не бес-
покоить власти. По донесению тай-
ных полицейских агентов в Санкт-
Петербурге, «Статский Советник
Муратов и какой то Флотский
Командир или Адмирал говорили
в одном из лучших борделей, что
наверное слышали, что Государь с
Императрицею Елисаветою Алек-
сеевною выедит на иностранном
корабле за море, а правление вверит
Константину Павловичу»34. Каким
именно наказанием отделались два
посетителя «заведения» и после-
довало ли оно вообще, неведомо.
Слышали это, надо полагать, не
только чины полиции, и подобные
рассуждения вполне могли обрасти
другими, еще более невероятными
слухами!
Полицейское донесение пере-
кликается с аналогичным сообще-
нием полицейского агента о реакции
на проводившиеся правительством
«упредительные» меры. Среди по-
сетителей известного питейного
заведения близ Невской першпек-
тивы, где не без пользы проводил
время в ожидании интересующих
сведений один из агентов, велись
разговоры о том, что «Государь
все Свои сокровища вывозит в
Кронштадт и уже в три раза по 40
ботов туда отправил, а теперь еще
столько же у Адмиралтейства и
дворца в готовности», а также о том,
что «Государь в Кронштадте жить
не будет, а намерен с фамилиею в
Англию.»35 Между прочим, вся эта
скрытная деятельность по увязке
и вывозу из Петербурга «нужных
вещей» не прошла совсем бес-
следно для французов. На острове
Св. Елены Наполеон, между про-
чим, обмолвился: «Мы могли идти
на Петербург, и Александр боялся
этого; он отправил в Лондон свои
архивы и сокровища. Если бы дело
было в августе, армия, несомненно,
пошла бы на Петербург»36.
По сообщению же другого аген-
та, специализировавшегося на око-
лопридворных «известиях», «при-
дворные служители между собою
говорят, что Императрица Елисавета
Алексеевна решилась остаться здесь
и от народа небежать, почему и не
велела укладывать свои сокровища;
а Государыня Императрица Мария
Феодоровна ежечасно в слезах, гру-
стит и велела все собрать во дворце
и училищах (подведомственных
ей. -
С. И.)
и готовиться к отъезду; а
сие говорят, происходит от Графини
Ливеной (Дарьи Христофоровны
История Петербурга. № 5 (63)/2011
предыдущая страница 19 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн следующая страница 21 История Петербурга №63 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст